Arms
 
развернуть
 
410015, г. Саратов, пр. Энтузиастов, д. 20А
Тел.: (8452) 98-26-08, 98-26-16, 98-26-13 (ф.)
zavodskoi.sar@sudrf.ru
схема проезда
410015, г. Саратов, пр. Энтузиастов, д. 20АТел.: (8452) 98-26-08, 98-26-16, 98-26-13 (ф.)zavodskoi.sar@sudrf.ru




 
 
 

РЕЖИМ РАБОТЫ СУДА
Понедельник9.00 - 18.00
Вторник9.00 - 18.00
Среда9.00 - 18.00
Четверг9.00 - 18.00
Пятница9.00 - 16.45

Перерыв 13.00 - 13.45

СубботаВыходной день
ВоскресеньеВыходной день
В предпраздничные дни
9.00 - 16.45
Государственная пошлина и судебный штраф
Реквизиты платежных документов для оплаты государственной пошлины и оплаты судебного штрафа опубликованы в разделе сайта суда
Справочная информация
ДОКУМЕНТЫ СУДА
СПРАВКА по результатам анализа ошибок, допущенных районными (городскими) судами Саратовской области при рассмотрении в первом квартале 2017 г. административных дел и дел об административных правонарушениях.

СПРАВКА

по результатам анализа ошибок, допущенных районными (городскими)

судами Саратовской области при рассмотрении в первом квартале 2017 г. административных дел и дел об административных правонарушениях.

В первом квартале 2017 г. на рассмотрение судебной коллегии
по административным делам Саратовского областного суда поступило
285 административных дел и 210 дел об административных правонарушениях.

Окончено всего 240 административных дел (150 дел по апелляционным жалобам (апелляционным представлениям) и 90 дел по частным жалобам (представлениям)).

Из 150 пересмотренных в апелляционном порядке решений оставлены без изменения решения судов первой инстанции по 115 делам; изменены - по 3 делам; отменены (в том числе в части) - по 22 делам; по 4 административным делам производства прекращены (по 3 делам - в связи с отказом административных истцов от административных исков; по 1 делу - в связи со смертью административного истца); по 1 апелляционной жалобе прекращено производство в связи с отказом от апелляционной жалобы; 1 апелляционная жалоба оставлена без рассмотрения
по существу на том основании, что подана неуполномоченным лицом;
1 административное дело с апелляционной жалобой снято с апелляционного рассмотрения и возвращено в суд первой инстанции для выполнения требования процессуального закона.

Из 90 пересмотренных в апелляционном порядке определений оставлены
без изменения определения судов первой инстанции по 69 делам; отменены -
по 17 делам; по 2 частным жалобам производства прекращены в связи с отказом от частных жалоб; 1 частная жалоба оставлена без рассмотрения по существу, поскольку подана на судебный акт, не подлежавший обжалованию в апелляционном порядке; 1 материал по частной жалобе на определение районного суда снят с апелляционного рассмотрения и возвращен в суд первой инстанции для выполнения требования процессуального закона.

Дел об административных правонарушениях по жалобам и протестам на постановления судей районных (городских) судов, которыми дела об административных правонарушениях рассмотрены по первой инстанции, (первый пересмотр) всего окончено 51, из них оставлены без изменения постановления судей по 32 делам; отменены - по 9 делам; изменены - по 3 делам; по 3 делам рассмотрены жалобы на определения судей не по существу дела; 4 жалобы оставлены без рассмотрения (1 жалоба - в связи с пропуском срока обжалования и отсутствием ходатайства о его восстановлении; 3 жалобы - поскольку судебный акт не подлежал обжалованию).

Дел об административных правонарушениях по жалобам и протестам на решения судей районных (городских) судов, вынесенные по результатам пересмотра постановлений несудебных органов, (второй пересмотр) всего окончено 151, из них оставлены без изменения решения судей по 105 делам; отменены - по 31 делу; изменены - по 2 делам; по 13 делам рассмотрены жалобы на определения судей
не по существу дела; 9 жалоб оставлены без рассмотрения (4 жалобы - поскольку они поданы неуполномоченными на то лицами; 3 жалобы - на том основании, что они не подписаны лицами, их подавшими; 2 жалобы - в связи с пропуском срока обжалования и отсутствием ходатайства о его восстановлении).

Изучение апелляционных определений и решений судебной коллегии по административным делам Саратовского областного суда выявило наиболее распространенные ошибки в толковании и применении норм материального и процессуального права, допускаемые районными (городскими) судами при рассмотрении административных дел, возникающих из публичных правоотношений, и дел об административных правонарушениях.

Ошибки, допускаемые при рассмотрении административных дел

Существенное нарушение судом норм процессуального права, повлекшее принятие неправильного по существу решения.

1. Решением районного суда отказано в удовлетворении административного искового заявления администрации муниципального района к районному отделу судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Саратовской области об освобождении от уплаты исполнительского сбора.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в полном объеме согласно требованиям статьи 308 КАС РФ, судебная коллегия пришла к следующему выводу.

Как усматривалось из принятого по делу судебного акта, заявленные администрацией требования об освобождении от уплаты исполнительского сбора были разрешены районным судом в порядке главы 22 КАС РФ «Производство по административным делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих».

Вместе с тем судом первой инстанции не было принято во внимание, что согласно части 6 статьи 112 названного закона должник вправе в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, обратиться в суд с заявлением об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора, с иском об отсрочке или о рассрочке его взыскания, об уменьшении его размера или освобождении от взыскания исполнительского сбора.

С 15 сентября 2015 г. Федеральным законом от 08 марта 2015 г. № 22-ФЗ введен в действие КАС РФ, главой 38 которого определены процессуальные вопросы, связанные с исполнением судебных актов по административным делам и разрешаемых судом.

Так, статьей 363 КАС РФ определен порядок разрешения вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства, в части 3 которой установлено, что если порядок разрешения судом вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства и в силу закона подлежащих рассмотрению судом, не установлен в настоящей главе (в частности, об отсрочке или о рассрочке взыскания исполнительского сбора, об уменьшении его размера или освобождении от его взыскания), эти вопросы разрешаются по правилам, установленным частью 2
статьи 358
настоящего Кодекса.

В силу части 2 статьи 358 КАС РФ заявление об отсрочке или о рассрочке исполнения судебного акта, об изменении способа и порядка его исполнения рассматривается судом в течение десяти дней со дня поступления заявления в суд в судебном заседании с извещением взыскателя, должника и судебного пристава-исполнителя. По результатам рассмотрения заявления выносится определение, копии которого направляются взыскателю, должнику и судебному приставу-исполнителю не позднее следующего рабочего дня после дня вынесения определения.

Таким образом, вопрос об освобождении должника от исполнительского сбора с 15 сентября 2015 г. разрешается в порядке, предусмотренном частью 3 статьи 363, частью 2 статьи 358 КАС РФ, с вынесением судом по результатам разрешения данного вопроса определения. При этом рассмотрению подлежит не административное исковое заявление, а заявление об освобождении от уплаты исполнительского сбора в порядке исполнения судебных актов.

Учитывая изложенное, административное исковое заявление администрации об освобождении от уплаты исполнительского сбора не подлежало рассмотрению и разрешению судом в порядке административного судопроизводства, поскольку это заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке - в порядке исполнения судебных актов (38 КАС РФ).

При таких обстоятельствах в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 194
КАС РФ апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Саратовского областного суда решение районного суда отменено, производство по делу прекращено.

2. Прокурор обратился в суд в интересах неопределенного круга лиц с административным исковым заявлением к администрации муниципального района, в котором просил признать незаконным бездействие в части непринятия мер по надлежащему и своевременному контролю строительства, приема и ввода в эксплуатацию вновь построенных многоквартирных домов, а также обязать администрацию привлечь экспертов, обладающих необходимыми познаниями в области сертификации, стандартизации, безопасности, оценки качества, для участия в проведении экспертизы выполненных работ и представленной подрядчиком отчетной документации для установления недостатка строительства жилых домов, по результатам которой принять меры к подрядчику ООО «Г.» для гарантийного устранения недостатков.

Решением районного суда заявленные требования прокурора удовлетворены.

Проверив законность и обоснованность обжалуемого решения суда в соответствии с требованиями статьи 308 КАС РФ, судебная коллегия посчитала, что суд первой инстанции, установив юридические значимые обстоятельства дела, руководствуясь статьей 39, частью 4 статьи 218 КАС РФ, пришел к обоснованному выводу, подтвержденному доказательствами, о нарушении прав и законных интересов граждан в области публичных правоотношений бездействием со стороны администрации по своевременному и надлежащему контролю за ходом строительства и ввода в эксплуатацию жилых домов.

При этом, удовлетворяя требования прокурора в части возложения на администрацию обязанности устранить допущенные нарушения прав, свобод и законных интересов путем рассмотрения вопроса о возможности проведения экспертизы собственными силами или с привлечением экспертов для участия в экспертизе выполненных работ для установления всех недостатков жилых домов и принятием при необходимости мер для устранения гарантийных недостатков жилых домов, районный суд установил, что данные требования вытекают из договора подряда, в том числе муниципального контракта на выполнение подрядных работ для муниципальных нужд (статьи 702, 720, 740, 763 ГК РФ). В силу пункта 3.4 муниципального контракта при возникновении между заказчиком и подрядчиком спора по поводу недостатков выполненных работ или их причин по требованию из сторон должна быть назначена экспертиза.

Между администрацией и подрядчиком ООО «Г.» в связи с заключенным муниципальным контрактом возникли обязательственные отношения. Следовательно, требования о привлечении эксперта к участию в деле и обязании его совершить определенные действия не подлежали рассмотрению в порядке КАС РФ, поскольку вытекали из правоотношений, регулируемых гражданским правом.

С учетом изложенного на основании пункта 1 части 1 статьи 194 КАС РФ апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Саратовского областного суда решение районного суда в части обязания административного ответчика в течение двух месяцев со дня вступления решения суда в законную силу устранить допущенные нарушения прав, свобод и законных интересов путем рассмотрения вопроса о возможности проведения экспертизы собственными силами или с привлечением экспертов для участия в экспертизе выполненных работ для установления всех недостатков жилых домов и при необходимости принять меры для устранения гарантийных недостатков жилых домов отменено, производство по делу в указанной части прекращено. В остальной части решение районного суда оставлено без изменения.

Несоответствие выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам административного дела, нарушение норм материального права.

1. А.С.Ю., гражданин «Республики», обратился в суд с административным исковым заявлением к ГУ МВД РФ по Саратовской области о признании незаконными решения УФМС России по Саратовской области о неразрешении въезда в Российскую Федерацию, ответа УВМ ГУ МВД РФ по Саратовской области об отказе в пересмотре решения и возложении на административного ответчика обязанности внести информацию об отмене решения о неразрешении въезда в Российскую Федерацию в соответствующие базы данных. Требования мотивированы тем, что административный истец состоит в зарегистрированном браке с гражданкой Российской Федерации.

Решение районного суда в удовлетворении административных исковых требований отказано.

При этом суд первой инстанции, исходил из того, что оспариваемые решения приняты уполномоченными лицами в соответствии с положениями действующего миграционного законодательства, права и свободы административного истца не нарушают. Кроме того, по мнению районного суда, А.С.Ю. пропущен срок обращения в суд с административным исковым заявлением без уважительных на то причин, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении требований.

С такими выводами суда первой инстанции судебная коллегия не согласилась, указала, что согласно части 1 статьи 218, части 1 статьи 219 КАС РФ административное исковое заявление об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти может быть подано в суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину стало известно о нарушении их прав, свобод и законных интересов. Гражданин может обратиться непосредственно в суд или оспорить решения, действия (бездействие) органа в вышестоящий в порядке подчиненности орган.

Как усматривалось из материалов дела, А.С.Ю., воспользовавшись сначала предоставленным ему процессуальным правом оспорить решение в вышестоящий в порядке подчиненности орган, своевременно обратился за защитой своих нарушенных прав в судебном порядке.

В силу подпункта 11 части 1 статьи 27 Федерального закона от
15 августа 1996 г. № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» въезд в Российскую Федерацию иностранному гражданину или лицу без гражданства не разрешается в случае, если иностранный гражданин
или лицо без гражданства неоднократно (два и более раза) в течение
одного года привлекались к административной ответственности за совершение административного правонарушения, связанного с посягательством на общественный порядок и общественную безопасность либо с нарушением режима пребывания (проживания) иностранных граждан или лиц без гражданства в Российской Федерации или порядка осуществления ими трудовой деятельности на территории Российской Федерации, - в течение пяти лет со дня вступления в силу последнего постановления о привлечении к административной ответственности.

Из материалов дела следовало, что А.С.Ю. дважды в течение одного года привлекался к административной ответственности по части 1 статьи 18.10 и
части 2 статьи 18.8 КоАП РФ с назначением административного наказания в виде административных штрафов, что послужило основанием для принятия
и.о. начальника ОИК УФМС России по Саратовской области решения о неразрешении гражданину «Республики» А.С.Ю. въезда в Российскую Федерацию сроком на 5 лет.

Отказывая А.С.Ю. в удовлетворении иска, суд первой инстанции пришел к выводу, что факт неоднократного привлечения в течение одного года к административной ответственности за совершение правонарушения, связанного с нарушением режима пребывания (проживания) иностранных граждан на территории Российской Федерации или порядка осуществления ими трудовой деятельности на территории Российской Федерации, является безусловным основанием для вынесения решения о неразрешении въезда в Российскую Федерацию, независимо от характера правонарушения и каких-либо иных обстоятельств. При этом, по мнению суда, наличие у иностранного гражданина супруги, имеющей гражданство Российской Федерации и проживающей на территории Российской Федерации, само по себе не свидетельствует о нарушении оспариваемым решением права на семейную жизнь.

Вместе с тем районным судом не учтено, что в соответствии со статьей 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Исходя из анализа положений статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, пункта 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04 ноября 1950 г. и протоколов к ней», согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 02 марта 2006 г. № 55-О и постановлении от 17 февраля 2016 г. № 5-П, суды, не ограничиваясь установлением лишь формальных оснований применения закона, должны исследовать и оценивать реальные обстоятельства, чтобы признать соответствующие решения в отношении иностранного гражданина необходимыми и соразмерными; в противном случае это может привести к избыточному ограничению прав и свобод иностранных граждан.

Материалами дела было установлено, что А.С.Ю. до принятия УФМС России по Саратовской области обжалуемого решения о неразрешении въезда в Российскую Федерацию заключил брак с гражданкой Российской Федерации, с которой проживал совместно в Саратовской области. По месту жительства А.С.Ю. характеризовался положительно. Кроме привлечения к административной ответственности по
части 1 статьи 18.10 и части 2 статьи 18.8 КоАП РФ, более административному или уголовному преследованию на территории Российской Федерации не подвергался. При этом, несмотря на то, что санкции указанных статей КоАП РФ предусматривают в качестве административного наказания и выдворение за пределы Российской Федерации, должностными лицами миграционного органа дела об административных правонарушениях в отношении А.С.Ю. на рассмотрение судье не передавались, административное наказание было ограничено лишь назначением административных штрафов.

Учитывая приведенные обстоятельства, судебная коллегия пришла к выводу, что решение о неразрешение А.С.Ю. въезда на территорию Российской Федерации
до 2020 г. представляет собой серьезное вмешательство в сферу личной и семейной жизни, делает невозможным совместное проживание с семьей. Запрет А.С.Ю. на въезд в Российскую Федерацию в данном случае не является необходимой, то есть оправданной крайней необходимостью, мерой, соразмерной преследуемой цели.

При таких обстоятельствах апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Саратовского областного суда решение районного суда отменено, по делу принято новое решение, которым административные исковые требования А.С.Ю. удовлетворены в полном объеме.

2. Решением районного суда удовлетворено административное исковое заявление прокурора. Признаны недействующими со дня принятия пункты 1, 2, 3 постановления администрации «О применении отдельных слов и словосочетаний в муниципальных правовых актах исполнительно-распорядительных органов местного самоуправления» (далее - постановление), которыми определено, что в муниципальных правовых актах исполнительно-распорядительных органов местного самоуправления «постановление главы администрации», «постановление администрации», «распоряжение главы администрации», «распоряжение администрации» и словосочетания, образованные на их основе, применяются в одном значении, а также слова «учреждение», «организация» и словосочетания, образованные на их основе, применяются в отношении учреждений, находящихся в муниципальной собственности в одном значении, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации, муниципальными правовыми актами.

При этом суд первой инстанции исходил из того, что принятое администрацией постановление в части пунктов 1, 2, 3 противоречит действующему федеральному законодательству, оспариваемые пункты постановления не отвечают критерию формальной определенности, ясности и недвусмысленности нормы, единообразному пониманию и применению. Поскольку муниципальные правовые акты могут быть приняты как органами местного самоуправления, так и должностными лицами местного самоуправления, то, по мнению суда, муниципальные правовые акты главы администрации и муниципальные правовые акты администрации имеют разный правовой статус. Изменение перечня полномочий должностных лиц органов местного самоуправления не может влечь за собой недействительность ранее принятых ими муниципальных правовых актов либо придание им иного статуса постановлением другого органа.

С такими выводами суда первой инстанции судебная коллегия не согласилась, указала, что при обсуждении вопроса о соответствии оспариваемого нормативного акта федеральному законодательству районный суд не учел следующее.

В соответствии с частями 1 и 4 статьи 7 Федерального закона от
06 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (далее - Закон № 131-ФЗ) по
вопросам местного значения населением муниципальных образований непосредственно и (или) органами местного самоуправления и должностными лицами местного самоуправления принимаются муниципальные правовые акты, которые не должны противоречить Конституции Российской Федерации, федеральным конституционным законам, настоящему Федеральному закону, другим федеральным законам и иным нормативным правовым актам Российской Федерации, а также конституциям (уставам), законам, иным нормативным правовым актам субъектов Российской Федерации.

Структуру органов местного самоуправления составляют представительный орган муниципального образования, глава муниципального образования, местная администрация (исполнительно-распорядительный орган муниципального образования), контрольный орган муниципального образования, иные органы и выборные должностные лица местного самоуправления, предусмотренные уставом муниципального образования и обладающие собственными полномочиями по решению вопросов местного значения (часть 1 статьи 34 Закона № 131-ФЗ).

В соответствии с частью 2 статьи 43 Закона № 131-ФЗ устав муниципального образования является актом высшей юридической силы в системе муниципальных правовых актов, имеет прямое действие и применяется на всей территории муниципального образования.

Структуру органов местного самоуправления муниципального района составляют: Собрание депутатов, глава района, администрация, Контрольно-счетная палата (статья 14 Устава).

Глава администрации в указанную структуру не входит, выборным должностным лицом местного самоуправления не является.

Пунктами 1, 2 и 8 статьи 37 Закона № 131-ФЗ определено, что местная администрация (исполнительно-распорядительный орган муниципального образования) наделяется уставом муниципального образования полномочиями по решению вопросов местного значения и полномочиями для осуществления отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации. Местной администрацией руководит глава местной администрации на принципах единоначалия. Главой местной администрации является глава муниципального образования либо лицо, назначаемое на должность главы местной администрации по контракту, заключаемому по результатам конкурса на замещение указанной должности на срок полномочий, определяемый уставом муниципального образования. Структура местной администрации утверждается представительным органом муниципального образования.

Полномочия главы местной администрации определяются контрактом:
он подконтролен и подотчетен представительному органу муниципального образования; обеспечивает осуществление местной администрацией полномочий по решению вопросов местного значения и отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления федеральными законами и законами субъекта Российской Федерации. При этом глава местной администрации осуществляет права и обязанности от имени муниципального образования (подпункты 1, 3 пункта 6.1. статьи 37, часть 1 статьи 41 Закона № 131-ФЗ).

В соответствии со статьями 23, 25, 26 Устава глава администрации обеспечивает осуществление администрацией полномочий по решению вопросов местного значения и отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления федеральными законами и законами Саратовской области, в том числе в пределах своих полномочий издает муниципальные правовые акты.

Частями 6 и 7 статьи 43 Закона № 131-ФЗ предусмотрено осуществление главой местной администрации в пределах предоставленных ему полномочий, установленных федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации, уставом муниципального образования, в виде издания постановлений местной администрации по вопросам местного значения и вопросам, связанным с осуществлением отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации, а также распоряжений местной администрации по вопросам организации работы местной администрации.

Иные должностные лица местного самоуправления издают приказы и распоряжения по вопросам, отнесенным к их полномочиям уставом муниципального образования.

В систему муниципальных правовых актов муниципального района, определенную статьей 32 Устава, включены постановления и распоряжения администрации, которые в соответствии со статьей 36 Устава издает глава администрации. Система муниципальных правовых актов в своем составе не предусматривает собственных постановлений и распоряжений главы администрации.

Указанное согласуется с внесенными Федеральным законом от
25 декабря 2008 г. № 281-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» изменениями в статью 43 Закона № 131-ФЗ
в части уточнения формулировок, определяющих названия нормативных правовых актов, издаваемых главой местной администрации при осуществлении полномочий местной администрации. В частности, в пункте 3 части 1 названной статьи слова «постановления и распоряжения главы местной администрации» заменены словами «местной администрации», а часть 4 после слов «или постановления и распоряжения» дополнено словами «местной администрации».

В соответствии с изменениями федерального закона были приведены в соответствие Устав решением Собрания депутатов, которое не оспаривалось, и положения иных правовых актов, в тексте которых употреблялись словосочетания «постановления главы администрации» и «распоряжения главы администрации» путем внесения соответствующих терминологических изменений оспариваемым прокурором постановлением. С указанного времени глава администрации, осуществляя те же полномочия, стал издавать муниципальные правовые акты, именуемые «постановлениями и распоряжениями администрации». При этом перечень полномочий главы местной администрации, установленный федеральным законом, не изменился, также как не изменился статус муниципальных правовых актов, которые, как и ранее, издаются главой местной администрации не от своего имени, а от имени местной администрации. Поскольку в период со дня вступления в силу Закона № 131-ФЗ и до внесения соответствующих изменений главой администрации было издано значительное количество муниципальных правовых актов с наименованиями, не соответствующими терминологии новой редакции
статьи 43 Закона № 131-ФЗ, внесение изменений в каждый из них являлось нецелесообразным, в связи с чем было принято оспариваемое постановление, соответствующее в части пунктов 1 и 2 нормам части 2 статьи 2 Закона № 131-ФЗ.

Кроме того, согласно пункту 1 статьи 2, статьи 124 ГК РФ гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, которыми являются граждане и юридические лица.

В соответствии со статьей 17 Закона № 131-ФЗ органы местного самоуправления наделены полномочиями по созданию муниципальных учреждений с целью решения вопросов местного значения.

01 сентября 2014 г. вступило в силу большинство положений Федерального закона от 05 мая 2014 г. № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации». С этого момента юридические лица должны создаваться только в организационно-правовых формах, предусмотренных главой 4 ГК РФ в редакции этого Закона. Созданные ранее юридические лица должны привести свои наименования и учредительные документы в соответствие с новыми требованиями при первом изменении учредительных документов. До приведения в соответствие данные документы действуют в части, не противоречащей новой редакции главы 4 ГК РФ.

Согласно статье 48 ГК РФ юридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести гражданские обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

При этом в соответствии со статьей 123.21 ГК РФ учреждением признается унитарная некоммерческая организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера. Учреждение может быть создано гражданином или юридическим лицом (частное учреждение) либо соответственно Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации, муниципальным образованием (государственное учреждение, муниципальное учреждение).

Пунктом 3 статьи 50 ГК РФ установлено, что в организационно-правовой форме «муниципальное учреждение» создается юридическое лицо, являющееся некоммерческой организацией.

Таким образом, можно сделать вывод, что муниципальные учреждения являются в широком понятии организациями, а соответственно указание в пункте 3 оспариваемого нормативного правового акта обобщенного наименования «организация» независимо от того, в какой организационно-правовой форме оно создано муниципальным органом, не свидетельствуют о нарушении требований федерального законодательства.

Учитывая изложенное, судебная коллегия пришла к выводу, что оспариваемые положения муниципального нормативного правового акта не противоречат федеральному законодательству и законодательству субъекта Российской Федерации, то есть законодательству, имеющему большую юридическую силу, нормативный правовой акт принят уполномоченным органом с соблюдением процедуры его принятия и чьих-либо прав не нарушает (часть 8 статьи 213 КАС РФ).

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Саратовского областного суда решение районного суда отменено. По делу принято новое решение об отказе прокурору в удовлетворении заявленных административных исковых требований.

Ошибки, допускаемые при рассмотрении дел по жалобам и протестам

на не вступившие в законную силу судебные постановления по делам об административных правонарушениях.

Первый пересмотр.

Обжалование определения судьи о передаче дела об административном правонарушении на рассмотрение по подведомственности (подсудности).

Определением судьи районного суда жалоба Д.П.А. на постановление инспектора по ИАЗ ОБ ДПС ГИБДД УВД по ЮАО ГУ МВД России, которым
Д.П.А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.13 КоАП РФ, направлена для рассмотрения по подведомственности в другой районный суд.

Не согласившись с указанным судебным актом, Д.П.А. обратился в областной суд с жалобой на него.

В силу части 2 статьи 29.9 КоАП РФ по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении выносится определение: о передаче дела судье, в орган, должностному лицу, уполномоченным назначать административные наказания иного вида или размера либо применять иные меры воздействия в соответствии с законодательством Российской Федерации (пункт 1 части 2 статьи 29.9 КоАП РФ); о передаче дела на рассмотрение по подведомственности, если выяснено, что рассмотрение дела не относится к компетенции рассмотревших его судьи, органа, должностного лица (пункт 2 части 2 статьи 29.9 КоАП РФ).

При этом возможность обжалования лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, принятых по делу процессуальных актов предусмотрена КоАП РФ лишь в отношении постановления по делу об административном правонарушении либо определений, которые препятствуют дальнейшему движению дела (определения об отказе в возбуждении дела, о возвращении протокола об административном правонарушении для устранения недостатков, об отказе в восстановлении процессуального срока обжалования).

Определение о передаче дела на рассмотрение по подведомственности (подсудности) не может рассматриваться в качестве итогового документа, поскольку содержащиеся в нем выводы не предрешают исход рассматриваемого дела, оно является промежуточным документом, вынесение которого не препятствует движению дела, в рамках которого оно вынесено.

Учитывая, что определение о передаче дела на рассмотрение по подсудности может быть обжаловано только совместно с итоговым постановлением, определением судьи Саратовского областного суда жалоба Д.П.А. на определение судьи районного суда оставлена без рассмотрения по существу.

Ошибочный вывод судьи о наличии вины лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в совершении вменяемого ему административного правонарушения при недоказанности обстоятельств административного правонарушения.

Постановлением судьи районного суда ЧОУ ДПО «У» признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 3
статьи 19.20 КоАП РФ, с назначением административного наказания в виде административного штрафа.

Административное правонарушение выразилось в том, что министерством образования Саратовской области в деятельности ЧОУ ДПО «У.», которое является некоммерческой организацией, созданной в целях предоставления услуг в области образования, выявлены нарушения подпунктов «д» и «ж» пункта 6 Положения о лицензировании образовательной деятельности, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 28 октября 2013 г. № 966 (далее - Положение), что является грубым нарушением установленных лицензионных требований.

Привлекая юридическое лицо к административной ответственности, судья районного суда пришел к выводу о наличии в его действиях состава вменяемого административного правонарушения и о доказанности обстоятельств его совершения.

С данным выводом судья Саратовского областного суда не согласился.

Согласно подпункту «д» пункта 6 Положения лицензионным требованием к лицензиату при осуществлении образовательной деятельности является, в том числе наличие в штате лицензиата или привлечение им на ином законном основании педагогических работников, имеющих профессиональное образование, обладающих соответствующей квалификацией, имеющих стаж работы, необходимый для осуществления образовательной деятельности по реализуемым образовательным программам, и соответствующих требованиям статьи 46 Федерального закона
«Об образовании в Российской Федерации», а также требованиям федеральных государственных образовательных стандартов, федеральным государственным требованиям и (или) образовательным стандартам.

Из протокола об административном правонарушении следовало, что одним из допущенных нарушений вменяется ЧОУ ДПО «У.» нарушение подпункта «д»
пункта 6 Положения, а именно: отсутствие в штате лицензиата педагогических работников, а также отсутствие самой штатной единицы в штате.

Вместе с тем, как указано выше, в соответствии с подпунктом «д» пункта 6 Положения одним из лицензионных требований к образовательной организации является наличие педагогических работников не только в штате лицензиата, но и привлеченных им на ином законном основании.

В жалобе на постановление судьи районного суда ЧОУ ДПО «У.» указывало, что к осуществлению образовательной деятельности на основании договора возмездного оказания услуг привлечена педагогический работник Ч.Т.Ю., имеющая соответствующее педагогическое образование и стаж работы.

Однако указанные обстоятельства должностным лицом министерства образования Саратовской области при проведении проверки ЧОУ ДПО «У.» и составлении протокола об административном правонарушении не устанавливались, им не давалась оценка, в частности, не выяснялся вопрос, при отсутствии в штате образовательной организации штатной единицы педагогического работника не привлечен ли такой работник на ином законном основании, если привлечен, то имеет ли данный педагогический работник профессиональное образование, необходимый стаж работы для осуществления образовательной деятельности по реализуемым образовательным программам, обладает ли соответствующей квалификацией, а также соответствует ли требованиям действующего законодательства в области образовательной деятельности.

В силу подпункта «ж» пункта 6 Положения лицензионным требованием к лицензиату при осуществлении образовательной деятельности является, в том числе, наличие в соответствии с пунктом 2 статьи 40 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» санитарно-эпидемиологического заключения о соответствии санитарным правилам зданий, строений, сооружений, помещений, оборудования и иного имущества, которые предполагается использовать для осуществления образовательной деятельности, учитывающего в том числе требования статьи 17 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», а также статьи 41 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации».

Согласно протоколу об административном правонарушении еще одним нарушением, выявленным в деятельности ЧОУ ДПО «У.», явилось нарушение подпункта «ж» пункта 6 Положения в части учета при ведении образовательной деятельности требований статьи 41 Федерального закона от 29 декабря 2012 г.
№ 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» не ведутся мероприятия по охране здоровья обучающихся, а именно: не заключен договор с медицинской организацией на оказание первичной медико-санитарной помощи обучающимся, не организовано питание обучающихся, не проводится обучение педагогических работников навыкам оказания первой медицинской помощи.

Вместе с тем должностным лицом министерства не учтено, что подпункт «ж» пункта 6 Положения в качестве одного из лицензионных требований к лицензиату при осуществлении образовательной деятельности предусматривает не создание образовательным учреждением условий для охраны здоровья обучающихся и выполнение им необходимых мероприятий, установленных статьей 41 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», в частности, заключение договора на оказание первичной медико-санитарной помощи, организация питания обучающихся, обучение педагогических работников навыкам оказания первой помощи (пункты 1, 2, 11 части 1), а наличие у лицензиата санитарно-эпидемиологического заключения о соответствии санитарным правилам помещений, оборудования и иного имущества, которые предполагается использовать для осуществления образовательной деятельности, учитывающего в том числе требования не только статьи 41 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», но и статьи 17 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения».

При этом из материалов дела не усматривается, проверялись ли министерством образования Саратовской области изложенные обстоятельства, а именно: наличие либо отсутствие у ЧОУ ДПО «У.» санитарно-эпидемиологического заключения, выданного уполномоченным органом, и соответствует ли данное заключение указанным выше требованиям законодательства.

Учитывая изложенное, достаточных оснований полагать, что образовательной организацией допущены нарушения подпунктов «д» и «ж» пункта 6 Положения не имеется.

При таких обстоятельствах решением судьи Саратовского областного суда постановление судьи районного суда отменено, производство по делу прекращено в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 30.7 КоАП РФ в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых оно вынесено.

Второй пересмотр.

Существенное нарушение судьей норм процессуального права, регламентирующих порядок рассмотрения дела об административном правонарушении.

Постановлением заместителя главного государственного инспектора по пожарному надзору, оставленным без изменения решением судьи районного суда, ООО «Р.» признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 20.4 КоАП РФ, с назначением административного наказания в виде административного штрафа.

Проверив законность и обоснованность решения судьи районного суда в полном объеме в соответствии с частью 3 статьи 30.6 КоАП РФ, судья областного суда указал, что исходя из положений части 1 статьи 1.6 КоАП РФ обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает, в том числе соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности.

Из анализа статей 24.6, 25.11, 28.1 следует, что в случае возбуждения дела об административном правонарушении по инициативе прокурора, он должен быть безусловно извещен о времени и месте рассмотрения данного дела об административном правонарушении. В силу пункта 9 части 2 статьи 30.6 КоАП РФ при рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении в случае участия прокурора заслушивается его заключение.

Вместе с тем приведенные выше нормы процессуального закона судьей районного суда при рассмотрении дела приняты во внимание не были.

Как усматривалось из материалов дела, прокурор, возбудивший в отношении ООО «Р.» дело об административном правонарушении, предусмотренном частью 4 статьи 20.4 КоАП РФ, не был извещен судом первой инстанции о времени и месте рассмотрения жалобы ООО «Р.» на постановление заместителя главного государственного инспектора по пожарному надзору.

При таких обстоятельствах решением судьи Саратовского областного суда решение судьи районного суда отменено. Дело возвращено в районный суд на новое рассмотрение.

Неправильное определение судьей обстоятельств, имеющих значение при разрешении вопроса о восстановлении процессуального срока.

Определением судьи районного суда НП «Г.» отказано в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока на подачу жалобы на постановление и.о. главного государственного санитарного врача, которым НП «Г.» признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 6.4 КоАП РФ, и подвергнуто административному наказанию в виде административного штрафа.

При этом судья районного суда исходил из того, что заявителем не представлено сведений о наличии уважительных причин пропуска срока обжалования постановления должностного лица, а также указал, что возврат жалобы и обжалование определения судьи, которым установлен факт подачи неподписанной жалобы, не являются обстоятельствами, препятствующими подготовке и подаче жалобы в установленный законом срок.

С таким выводом судья областного суда не согласился.

В соответствии со статьей 30.3 КоАП РФ жалоба на постановление по делу об административном правонарушении может быть подана в течение десяти суток со дня вручения или получения копии постановления (часть 1). В случае пропуска срока, предусмотренного частью 1 настоящей статьи, указанный срок по ходатайству лица, подающего жалобу, может быть восстановлен судьей или должностным лицом, правомочными рассматривать жалобу (часть 2).

При этом возможность признания той или иной причины уважительной определяется в каждом конкретном случае, исходя из представленных заявителем в подтверждение причин пропуска срока доказательств. Уважительными причинами являются обстоятельства, которые объективно препятствовали или исключали своевременную подачу жалобы.

Как усматривалось из материалов дела, копия постановления и.о. главного государственного санитарного врача в день его вынесения направлена в адрес
НП «Г.» и была получена адресатом 30 сентября 2016 г.

10 октября 2016 г., то есть в установленный законом десятидневный срок, в районный суд поступила жалоба НП «Г.» на вышеназванное постановление, которая определением судьи от 21 октября 2016 г. была возвращена без рассмотрения по существу в связи с тем, что подаваемая жалоба не подписана заявителем.

Не согласившись с данным судебным актом НП «Г.» обжаловало его в Саратовский областной суд. Определением судьи Саратовского областного суда
от 02 декабря 2016 г. определение судьи районного суда оставлено без изменения.

09 декабря 2016 г. НП «Г.» вновь обратилось в районный суд с жалобой
на постановление должностного лица, одновременно заявив ходатайство о восстановлении пропущенного процессуального срока на обжалование, в обоснование которого сослалось на указанные выше обстоятельства.

При таких обстоятельствах, учитывая, что НП «Г.» изначально в установленный статьей 30.3 КоАП РФ срок совершались необходимые действия, направленные на реализацию права на судебное обжалование состоявшегося по делу об административном правонарушении постановления, судья областного суда посчитал возможным признать причину пропуска заявителем срока на подачу жалобы на постановление, указанную в ходатайстве о его восстановлении, уважительной.

Кроме того, судьей районного суда не было принято во внимание, что частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. При этом Конституция Российской Федерации и Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» наделяют Верховный Суд Российской Федерации, верховные суды республик, краевые, областные суды, суды городов федерального значения, автономной области, автономных округов полномочиями по надзору только за деятельностью соответствующих нижестоящих судов. Следовательно, вступившие в законную силу постановления несудебных органов по делам об административных правонарушениях, которые не были обжалованы и рассмотрены судом в установленном порядке, не могут пересматриваться в порядке судебного надзора, в связи с чем отказ в рассмотрении жалобы в соответствии с правилами статей 30.1 - 30.9 КоАП РФ означает невозможность реализации права на судебную защиту.

В связи с изложенным решением судьи Саратовского областного суда определение судьи районного суда отменено, НП «Г.» восстановлен срок на подачу жалобы на постановление и.о. главного государственного санитарного врача. Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Неправильный вывод судьи о наличии вины лица, в отношении которого ведется производство по делу, в совершении вменяемого ему административного правонарушения при недоказанности обстоятельств данного правонарушения.

1. Постановлением начальника МО МВД России, оставленным без изменения решением судьи районного суда, управляющий филиалом ООО «Р.» (магазин «Н.») А.А.И. привлечена к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.16 КоАП РФ, с назначением наказания в виде административного штрафа.

Административное правонарушение выразилось в том, что в нарушение
пункта 3 Требований к техническим средствам фиксации и передачи информации об объеме производства и оборота алкогольной продукции в единую государственную автоматизированную информационную систему учета объема производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 09 июля 2016 г. № 650, (далее - Требования) организацией не соблюден срок хранения информации об объемах оборота алкогольной продукции, отсутствует информация о передаче сведений в единую государственную автоматизированную информационную систему учета объемов производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции (далее - ЕГАИС) с начала действия указанных требований (22 июля 2016 г.) до сентября 2016 г., сведения учета алкогольной продукции указаны только за 03 октября 2016 г. и 18 октября 2016 г.

Оставляя без изменения постановление должностного лица, судья районного суда пришел к выводу о том, что действия А.А.И. образуют объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.16
КоАП РФ, и ее вина во вменяемом деянии подтверждена собранными по делу доказательствами.

Судья областного суда не согласился с данным выводом, поскольку он основан на неправильном применении норм материального права и является ошибочным.

Из материалов дела следовало, что в магазине «Н.» филиала ООО «Р.» в соответствии с лицензией от 06 мая 2016 г. осуществляется розничная продажа алкогольной продукции. В магазине установлено программное обеспечение, позволяющее осуществлять передачу данных в ЕГАИС.

Анализ положений Федерального закона от 22 ноября 1995 г. № 171-ФЗ
«О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции», Правил функционирования единой государственной автоматизированной информационной системы учета объема производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2015 г.№ 1459, и Требований позволил суду второй инстанции сделать вывод о том, что организация, имеющая лицензию на осуществление деятельности по розничной продаже алкогольной продукции, в своей деятельности должна обеспечить лишь наличие и использование программно-аппаратных средств, осуществляющих прием и передачу информации об обороте алкогольной продукции в соответствии с указанными положениями Требований.

При этом пункт 3 Требований, нарушение которого вменяется управляющему магазина А.А.И., устанавливает требования, предъявляемые к программным средствам единой информационной системы Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка, и не регулируют правоотношения, связанные с участием в ЕГАИС организаций, осуществляющих розничную продажу алкогольной продукции.

Каких-либо доказательств, свидетельствующих о возможности распространения положений пункта 3 Требований применительно к программно-аппаратному средству, установленному в организации - магазине «Н.» ООО «Р.», органами, возбудившими и рассмотревшими дело об административном правонарушении, не представлено.

Доказательства наличия таких обстоятельств также не представлены и при рассмотрении дела судом второй инстанции.

В связи с изложенным решением судьи Саратовского областного суда постановление начальника МО МВД России и решение районного суда отменены, производство по делу прекращено на основании пункта 3 части 1 статьи 30.7
КоАП РФ за недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление.

2. Постановлением административной комиссии, оставленным без изменения решением судьи районного суда, генеральный директор ЗАО «Т.» С.В.А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 5 статьи 8.2 Закона Саратовской области от 29 июля 2009 г. № 104-ЗСО
«Об административных правонарушениях на территории Саратовской области» (далее - Закон № 104-ЗСО), и ему назначено административное наказание в виде административного штрафа.

При этом судья районного суда исходил из того, что наличие в действиях генерального директора ЗАО «Т.» С.В.А. состава административного правонарушения, его вина в совершении вменяемого ему административного правонарушения подтверждаются совокупностью собранных по делу доказательств, находящихся в материалах дела, которым административным органом дана надлежащая оценка.

С данным выводом судья областного суда не согласился, указал, что в силу положения статьи 1.6 КоАП РФ в обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагают не только наличие законных оснований для применения административного взыскания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности.

КоАП РФ гарантирует соблюдение прав лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, при составлении протокола об административном правонарушении.

Содержание протокола об административном правонарушении и порядок его составления регламентирован в статье 28.2 КоАП РФ, из анализа положений
частей 4, 4.1, 6 которой следует, что протокол об административном правонарушении составляется в присутствии лица, в отношении которого ведется дело об административном правонарушении, которому должна быть предоставлена возможность ознакомления с протоколом об административном правонарушении, представления объяснения и замечания по содержанию протокола. Лицу, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, вручается под расписку копия протокола об административном правонарушении.

В отсутствие лица, привлекаемого к административной ответственности, протокол об административном правонарушении составляется только при наличии сведений о надлежащем извещении такого лица. При этом копия протокола об административном правонарушении направляется лицу, в отношении которого он составлен, в течение трех дней со дня составления указанного протокола.

Кроме того, толкование положений частей 4, 4.1, 6 статьи 28.2 КоАП РФ в их системной взаимосвязи позволяет прийти к выводу о том, что и изменения ранее внесенных в протокол об административном правонарушении сведений производятся в присутствии лица, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении. В его отсутствие такие изменения могут быть внесены в перечисленные процессуальные акты только при наличии сведений о надлежащем извещении такого лица.

Иное толкование вышеприведенных норм КоАП РФ означало бы нарушение прав лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Таким образом, указанными выше нормами лицу, привлекаемому к административной ответственности, обеспечивается правовая возможность для защиты прав и законных интересов и непосредственное участие его при составлении протокола об административном правонарушении и внесении в него изменений.

В связи с изложенным административный орган не вправе составлять протокол об административном правонарушении в отсутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу, при отсутствии сведений о его надлежащем извещении, а также не вправе самовольно в одностороннем порядке вносить изменения в указанный протокол.

Как усматривалось из материалов дела, генеральный директор ЗАО «Т.» извещался о явке 19 октября 2016 г. к должностному лицу администрации муниципального района для выяснения обстоятельств административного правонарушения и составления протокола об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена частью 5 статьи 8.2 Закона № 104-ЗСО. Указанное извещение получено адресатом 17 октября 2016 г.

Однако протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 5 статьи 8.2 Закона № 104-ЗСО, в отношении генерального директора
ЗАО «Т.» С.В.А. составлен 20 октября 2016 г. в отсутствие С.В.А. либо его защитника. При этом сведений о том, что составление протокола об административном правонарушении было отложено должностным лицом на
20 октября 2016 г. и что лицо, в отношении которого он составлялся, каким-либо доступным способом извещалось о дате, месте и времени его составления, материалы дела не содержат.

Кроме того, при оформлении административного материала в протокол об административном правонарушении должностным лицом были внесены изменения в части указания даты его составления: дата «19» октября 2016 г. исправлена на дату «20» октября 2016 г. Однако данных, свидетельствующих о том, что С.В.А. надлежащим образом извещался о внесении изменений в названный протокол, в материалах дела не имеется.

Таким образом, оснований полагать о том, что протокол об административном правонарушении составлен должностным лицом администрации муниципального района с соблюдением требований КоАП РФ, не имеется, в связи с чем в силу
части 3 статьи 26.2 КоАП РФ протокол об административном правонарушении подлежит признанию недопустимым доказательством по настоящему делу об административном правонарушении, поскольку составлен с нарушением требований КоАП РФ.

При таких обстоятельствах, учитывая положения частей 1 и 4 статьи 1.5
КоАП РФ, выводы административной комиссии и судьи районного суда о наличии в действиях генерального директора ЗАО «Т.» С.В.А. состава административного правонарушения, предусмотренного частью 5 статьи 8.2 Закона № 104-ЗСО, являлись преждевременными.

Решением судьи Саратовского областного суда решение судьи районного суда и постановление административной комиссии отменены. Производство по делу прекращено на основании пункта 3 части 1 статьи 30.7 КоАП РФ.

Существенные нарушения должностным лицом и судьей предусмотренных КоАП РФ процессуальных требований, не позволившие всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.

Постановлением заместителя главного государственного инспектора по пожарному надзору, оставленным без изменения решением судьи районного суда, ЗАО «Р.» признано виновным в совершении правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 20.4 КоАП РФ, с назначением административного наказания в виде административного штрафа.

Административное правонарушение выразилось в том, что ЗАО «Р.» в помещении столовой допущены нарушения пунктов 3, 4, 6, 12, 20, 61, 42, 43, 25, 50, 340, 475, 478 Правил противопожарного режима в Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от
25 апреля 2012 г. № 390 (далее - Правила), и статьи 6 Федерального закона
от 22 июля 2008 г. № 123-ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» далее - Закон № 123-ФЗ).

Так, из акта проверки следовало, что при эксплуатации столовой, принадлежащей ЗАО «Р.» установлены нарушения требований пожарной безопасности, выразившиеся в необеспечении табличек с номерами телефона для вызова пожарной охраны и инструкции о действиях персонала по эвакуации людей при пожаре; непроведении не реже 1 раза в полугодие практических тренировок лиц, осуществляющих свою деятельность на объекте; непрохождении руководителем обучения по пожарно-техническому минимуму; непроведении с работниками противопожарного инструктажа мерам пожарной безопасности; отсутствии учета наличия, периодичности осмотра и сроков перезарядки огнетушителей; отсутствии лица, ответственного за пожарную безопасность; необеспечении наличия на дверях помещения складского назначения обозначения категории по взрывопожарной и пожарной опасности, а также класса зоны; непредоставлении акта очистки воздухоотводов от горючих отходов (не реже 1 раза в год); необеспечении исправного состояния знаков пожарной безопасности; необеспечении исправности огнетушителей, периодичности их осмотра и проверок, а также своевременной перезарядки огнетушителей; отсутствии паспортов и порядковых номеров огнетушителей; эксплуатации в складском помещении светильника со снятыми колпаками. Кроме того, в помещении столовой допускается пребывание
более 50 человек с одним эвакуационным выходом; не проведена
не реже 1 раза в квартал проверка работоспособности автоматической пожарной сигнализации объекта с оформлением соответствующего акта проверки, помещение склада не оборудовано автоматической пожарной сигнализацией.

Оставляя постановление должностного лица без изменения, судья районного суда согласился с выводом о доказанности наличия в действиях общества состава вменяемого административного правонарушения, а также указал, что ЗАО «Р.» не были приняты все зависящие от него меры по соблюдению правил пожарной безопасности, вследствие чего были допущены указанные нарушения.

Проверив законность и обоснованность постановления должностного лица и решения судьи в полном объеме в соответствии с частью 3 статьи 30.6 КоАП РФ, судья областного суда пришел к выводу о том, что в ходе возбуждения дела об административном правонарушении, последующего его рассмотрения и пересмотра вопросы, имеющие значение для правильного разрешения дела, в нарушение требований статей 24.1 и 26.1 КоАП РФ должностными лицами и судом надлежащим образом не исследованы, в чем конкретно выразились действия ЗАО «Р.»,
повлекшие нарушения правил пожарной безопасности, квалифицированные по
части 4 статьи 20.4 КоАП РФ, не указано.

Выполняя требования статьи 29.10 КоАП РФ, судья, должностное лицо, уполномоченный орган должны указать в постановлении по делу об административном правонарушении конкретное правило или норму закона, нарушенные лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, явившиеся основанием для привлечения его к административной ответственности, а также фактические доказательства, подтверждающие совершение лицом вменяемого деяния.

Федеральный законодатель, раскрывая в части 1 статьи 2.1 КоАП РФ понятие административного правонарушения, использует три юридических признака: противоправность, виновность, совершение действий (бездействия), предусмотренных нормами Особенной части названного Кодекса или законами субъектов Российской Федерации об административной ответственности. При этом виновность субъекта заключается в возможности предвидеть административно-правовые последствия своих действий либо бездействия.

Вместе с тем должностным лицом при рассмотрении дела не было учтено, что вменяемые прокурором нарушения пунктов 6, 12, 3, 478, 4, 20, 50, 43, 340, 42 Правил, не образуют объективной стороны правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 20.4 КоАП РФ, по которой возбуждено дело об административном правонарушении.

Выводы о наличии в действиях юридического лица нарушений, предусмотренных статьей 6 Закона № 123-ФЗ, а также пунктами 61 и 25 Правил, являлись преждевременными и опровергались имеющимися в деле об административном правонарушении доказательствами.

В частности, по факту нарушения статьи 6 Закона № 123-ФЗ, выразившегося в отсутствии в помещении склада автоматической пожарной сигнализации, установлено, что в собственности у директора ЗАО «Р.» К.К.А. как физического лица, находится нежилое помещение, расположенное на первом этаже здания по адресу: город Саратов, «улица», дом №.

В соответствии с актом, подписанным представителями ЗАО «Э.» и ООО «П.» 18 июля 2013 г., в помещениях ЗАО «Э.», расположенных по адресу: город Саратов, «улица», дом №, окончен монтаж системы пожарной сигнализации и системы звукового оповещения людей о пожаре.

В соответствии с договором от 26 декабря 2015 г., заключенным между
ЗАО «Р.» и ЗАО «Э.», последнее принимает на себя обязательства по организации работ по техническому обслуживанию и текущему ремонту технических средств охранно-пожарной сигнализации и системы звукового оповещения людей о пожаре, установленных в помещении столовой, расположенной на первом этаже по адресу: город Саратов, «улица», дом №.

Согласно договору от 01 января 2016 г., заключенному между ЗАО «Э.» и
ООО «П.», ООО «П.» осуществляет техническое обслуживание системы пожарной сигнализации и системы звукового оповещения людей о пожаре.

Таким образом, из материалов дела следовало, что в помещениях, в том числе столовой и кладовой, расположенных в здании по адресу: город Саратов, «улица», дом №, принадлежащих ЗАО «Э.», установлена охранно-пожарная сигнализация и система звукового оповещения людей. По данному адресу также расположено помещение, принадлежащее на праве собственности директору ЗАО «Р.» К.К.А. как физическому лицу.

Обстоятельств, подтверждающих принадлежность помещения столовой, являвшейся предметом проверки на каком-либо праве ЗАО «Р.», органом, возбудившим дело, не представлено, как и не представлено доказательств, свидетельствующих об отсутствии в помещении склада, которое предметом прокурорской проверки не являлось, автоматической пожарной сигнализации.

Не мотивирована в постановлении о привлечении должностного лица к ответственности обязанность ЗАО «Р.» проводить не реже 1 раза в квартал проверку работоспособности автоматической пожарной сигнализации объекта, поскольку в силу представленных суду договоров работы по техническому обслуживанию охранно-пожарной сигнализации и системы звукового оповещения людей о пожаре проводит ЗАО «Э.», которое осуществляло ее монтаж и установку в помещениях здания по обозначенному адресу.

Фактически такие проверки в здании ЗАО «Э.», расположенном по адресу: город Саратов, «улица», дом №, проведены специалистами ООО «П.», о чем свидетельствуют акты от 22 июня 2016 г., 23 сентября 2016 г., то есть в установленные Правилами сроки.

Бездоказательным также являлось указание в постановлении о привлечении ЗАО «Р.» к административной ответственности за пребывание в столовой
более 50 человек при одном эвакуационном выходе.

При таком положении решением судьи Саратовского областного суда постановление заместителя главного государственного инспектора по пожарному надзору и решение судьи районного суда отменены. Дело направлено в отдел надзорной деятельности и профилактической работы по городу Саратову Управления надзорной деятельности и профилактической работы Главного управления МЧС России по Саратовской области на новое рассмотрение.

Неправильный вывод судьи о наличии либо отсутствии в действиях привлекаемого лица состава административного правонарушения.

Постановлением инспектора ДПС ПДПС ГИБДД УМВД России, оставленным без изменения решением судьи районного суда, С.В.О. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 3
статьи 12.14 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа.

Из постановления следовало, что водитель С.В.О., управляя автомобилем «Skoda», в нарушение требований пункта 8.8 ПДД РФ, при повороте налево вне перекрестка не уступил дорогу автомобилю «ГАЗ» под управлением Д.А.Ш., двигавшемуся во встречном направлении по обочине.

Оставляя без изменения постановление должностного лица, судья районного суда исходил из того, что факт невыполнения водителем С.В.О. требования
пункта 8.8 ПДД РФ при изложенных обстоятельствах и, соответственно, наличие в его действиях состава вменяемого административного правонарушения подтверждены исследованными доказательствами в их совокупности.

С состоявшимися по делу актами судья областного суда не согласился, указал, что согласно положениям статей 24.1, 26.1 КоАП РФ установление виновности предполагает доказывание вины лица в совершении противоправного действия (бездействия), то есть объективной стороны деяния.

Согласно пункту 8.8 ПДД РФ, нарушение которого вменено С.В.О., при повороте налево или развороте вне перекрестка водитель безрельсового транспортного средства обязан уступить дорогу встречным транспортным средствам и трамваю попутного направления.

В силу пункта 1.2 ПДД РФ требование уступить дорогу (не создавать помех) означает, что участник дорожного движения не должен начинать, возобновлять или продолжать движение, осуществлять какой-либо маневр, если это может вынудить других участников движения, имеющих по отношению к нему преимущество, изменить направление движения или скорость.

Преимуществом (приоритетом) признается право на первоочередное движение в намеченном направлении по отношению к другим участникам движения.

В ходе производства по делу установлено, что С.В.О., управляя транспортным средством «Skoda» совершал маневр поворота налево на прилегающую территорию, в результате чего произошло столкновение с автомобилем «ГАЗ», под управлением Д.А.Ш., который двигался во встречном направлении по обочине.

То обстоятельство, что водитель автомобиля «ГАЗ» осуществлял движение по обочине, подтверждалось объяснениями свидетелей, а также схемой места дорожно-транспортного происшествия, в которой место столкновения зафиксировано на обочине, при этом с содержанием схемы участники дорожно-транспортного происшествия были ознакомлены.

Вместе с тем в соответствии с пунктом 9.9 ПДД РФ движение транспортных средств по обочинам запрещено.

Согласно пункту 1.2 ПДД РФ обочиной является элемент дороги, примыкающий непосредственно к проезжей части на одном уровне с ней, отличающийся типом покрытия или выделенный с помощью разметки 1.2.1
либо 1.2.2, используемый для движения, остановки и стоянки в соответствии с Правилами.

За нарушение приведенных выше требований ПДД РФ Д.А.Ш. привлечен к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 12.15
КоАП РФ.

Следовательно, в данной дорожной ситуации водитель автомобиля «ГАЗ» Д.А.Ш. не имел преимущественного права движения, а у водителя автомобиля «Skoda» С.В.О. при повороте налево на прилегающую территорию вне перекрестка отсутствовала предусмотренная пунктом 8.8 ПДД РФ обязанность уступить дорогу транспортному средству, движущемуся по обочине во встречном направлении.

При таких обстоятельствах судья областного суда пришел к выводу об отсутствии в действиях водителя С.В.О. объективной стороны состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.14
КоАП РФ.

Решением судьи Саратовского областного суда постановление инспектора
ДПС ПДПС ГИБДД УМВД России, решение судьи районного суда отменены. Производство по делу прекращено на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5
КоАП РФ в связи с отсутствием в действиях С.В.О. состава вменяемого административного правонарушения.

март 2017 г.

Судебная коллегия

по административным делам

Саратовского областного суда

опубликовано 17.05.2017 11:24 (МСК), изменено 04.05.2022 08:06 (МСК)




 
 
 

РЕЖИМ РАБОТЫ СУДА
Понедельник9.00 - 18.00
Вторник9.00 - 18.00
Среда9.00 - 18.00
Четверг9.00 - 18.00
Пятница9.00 - 16.45

Перерыв 13.00 - 13.45

СубботаВыходной день
ВоскресеньеВыходной день
В предпраздничные дни
9.00 - 16.45
Государственная пошлина и судебный штраф
Реквизиты платежных документов для оплаты государственной пошлины и оплаты судебного штрафа опубликованы в разделе сайта суда
Справочная информация