Arms
 
развернуть
 
410015, г. Саратов, пр. Энтузиастов, д. 20А
Тел.: (8452) 98-26-08, 98-26-16, 98-26-13 (ф.)
zavodskoi.sar@sudrf.ru
схема проезда
410015, г. Саратов, пр. Энтузиастов, д. 20АТел.: (8452) 98-26-08, 98-26-16, 98-26-13 (ф.)zavodskoi.sar@sudrf.ru




 
 
 

РЕЖИМ РАБОТЫ СУДА
Понедельник9.00 - 18.00
Вторник9.00 - 18.00
Среда9.00 - 18.00
Четверг9.00 - 18.00
Пятница9.00 - 16.45

Перерыв 13.00 - 13.45

СубботаВыходной день
ВоскресеньеВыходной день
В предпраздничные дни
9.00 - 16.45
Государственная пошлина и судебный штраф
Реквизиты платежных документов для оплаты государственной пошлины и оплаты судебного штрафа опубликованы в разделе сайта суда
Справочная информация
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обзор судебной практики по спорам, вытекающим из наследственных правоотношений, рассмотренным судами Саратовской области в 2013-2014 годах

ОБЗОР

судебной практики по спорам, вытекающим из наследственных правоотношений, рассмотренным судами

Саратовской области в 2013-2014 годах

В соответствии с планом работы на первое полугодие 2015 г. Саратовским областным судом было проведено изучение гражданских дел по спорам, вытекающим из наследственных правоотношений, рассмотренным судами области в 2013 - 2014 гг.

Право наследования, гарантированное частью 4 статьи 35 Конституции Российской Федерации, включает в себя как право наследодателя распорядиться своим имуществом на случай смерти, так и право наследников на его получение.

Споры, возникающие из наследственных правоотношений, рассматривались судами области с применением норм части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), Федерального закона от 26.11.2001 г. № 147-ФЗ «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации», иных федеральных законов и нормативных актов (в зависимости от характера возникших правоотношений, объектов наследственных прав), а также с учетом разъяснений, содержащихся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации (далее - Верховного Суда РФ) от 29.05.2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании».

Настоящий обзор подготовлен в целях обеспечения правильного и единообразного применения судами области законодательства при рассмотрении гражданских дел указанной категории.

Дела по спорам об установлении факта принятия наследства и

о восстановлении срока для принятия наследства

Срок для принятия наследства может быть восстановлен судом при наличии одновременно следующих условий: если в ходе судебного разбирательства доказано, что наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам; если наследник обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

Согласно статье 1110 ГК РФ при наследовании имущество умершего переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил ГК РФ не следует иное.

В силу статьи 1111 ГК РФ наследование осуществляется по завещанию и по закону. Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных ГК РФ.

Действующее законодательство для оформления наследственных прав предусматривает необходимость совершения наследником действий, направленных на принятие наследства (пункт 1 статьи 1152 ГК РФ).

В соответствии со статьей 1153 ГК РФ принятие наследства может осуществляться двумя способами:

подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство;

путем совершения действий, свидетельствующих о принятии наследства (вступления во владение или в управление наследственным имуществом, принятия мер по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц, осуществления расходов на содержание наследственного имущества; погашения долгов наследодателя, получения от третьих лиц причитавшихся наследодателю денежных средств).

Принятие наследства осуществляется наследником в течение шести месяцев со дня открытия наследства (пункт 1 статьи 1154 ГК РФ).

В судебной практике имеют место случаи, когда судьями, рассматривающими дела, не различаются предмет и пределы доказывания по требованиям об установлении факта принятия наследства и по требованиям о восстановлении срока для принятия наследства, несмотря на то, что данные требования не тождественны.

При рассмотрении дел об установлении факта принятия наследства суду с учетом положений пункта 2 статьи 1153 ГК РФ надлежит устанавливать следующие обстоятельства: время открытия наследства, относится ли лицо, обратившееся в суд, к числу наследников, призываемых к наследованию, какие именно действия, свидетельствующие о принятии наследства, были совершены лицом, в течение какого времени данные действия были совершены, невозможность оформления наследственных прав в нотариальном порядке.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1155 ГК РФ суд может восстановить срок для принятия наследства и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

В отличие от дел об установлении факта принятия наследства по данной категории споров наследник не принял и не мог принять наследство в установленный законом шестимесячный срок, поскольку не знал об открытии наследства и каких-либо действий по принятию наследства не совершал, либо имелись иные уважительные причины, препятствующие ему принять наследство в установленный срок.

В пункте 40 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» разъяснено, что требования о восстановлении срока принятия наследства и признании наследника принявшим наследство могут быть удовлетворены лишь при доказанности совокупности следующих обстоятельств:

а) наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил указанный срок по другим уважительным причинам. К числу таких причин следует относить обстоятельства, связанные с личностью истца, которые позволяют признать уважительными причины пропуска срока исковой давности: тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п. (статья 205 ГК РФ), если они препятствовали принятию наследником наследства в течение всего срока, установленного для этого законом. Не являются уважительными такие обстоятельства, как кратковременное расстройство здоровья, незнание гражданско-правовых норм о сроках и порядке принятия наследства, отсутствие сведений о составе наследственного имущества и т.п.;

б) обращение в суд наследника, пропустившего срок принятия наследства, с требованием о его восстановлении последовало в течение шести месяцев после отпадения причин пропуска этого срока. Указанный шестимесячный срок, установленный для обращения в суд с данным требованием, не подлежит восстановлению, и наследник, пропустивший его, лишается права на восстановление срока принятия наследства.

Так, решением суда были удовлетворены исковые требования П. к О. и А. о восстановлении срока для принятия наследства, включении недвижимого имущества в состав наследственной массы, признании права на 1/6 долю в праве на наследственное имущество, признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону.

В обоснование требований истцом было указано, что он приходится сыном наследодателю, умершему 22.11.2003 г., и является, как и ответчики, наследником первой очереди. Ответчики приняли наследство в установленный для этого срок, обратившись к нотариусу с соответствующим заявлением, не сообщив нотариусу о правах истца на наследство. Истцу не было известно о смерти отца, поскольку он постоянно проживал в другом городе, с отцом и его вновь созданной семьей не общался, и родственники не известили его о смерти отца.

Суд с учетом положений статей 1114, 1142, 1155 ГК РФ удовлетворил требования о восстановлении срока для принятия наследства и признании наследника принявшим наследство, определил доли наследников первой очереди в имуществе, признал недействительным ранее выданные свидетельства о праве на наследство по закону, разрешил требования о включении в состав наследственной массы жилого дома, в отношении которого свидетельство о праве на наследство нотариусом не выдавалось.

В ходе судебного разбирательства (на основании объяснений ответчиков, показаний свидетелей, исследованных письменных доказательств) судом было установлено, что истец приходится сыном наследодателя от первого брака. После расторжения брака родителей П. вместе с матерью переехал на постоянное место жительства в другой город, с наследодателем и членами его вновь созданной семьи П. не общался на протяжении длительного периода времени. В права наследства после умершего вступили супруга наследодателя и ребенок от второго брака, которые при принятии наследства о наличии других наследников нотариусу не сообщили. Об открытии наследства истец узнал в марте 2013 г., когда приехал в населенный пункт, в котором проживал наследодатель, на похороны родственника. В течение шести месяцев со дня, когда истцу стало известно о смерти отца (в мае 2013 г.), он подал нотариусу заявление о принятии наследства.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда решение суда оставлено без изменения.

В случае, если в ходе рассмотрения дела суд установит, что наследнику было или должно было быть известно о смерти наследодателя и отсутствуют иные уважительные причины, препятствовавшие наследнику совершить действия по принятию наследства, то исковые требования не подлежат удовлетворению.

Решением суда было отказано в удовлетворении исковых требований С. к И. о восстановлении срока для принятия наследства, признании недействительным свидетельства о праве на наследство, выданного на часть жилого дома и денежные вклады, признании права собственности в порядке наследования на 1/2 долю в части жилого дома и земельного участка, признании права собственности в порядке наследования на 1/2 долю от суммы денежных вкладов, взыскании 1/2 доли от суммы вкладов.

В обоснование заявленных требований С. указал, что 19.12.2011 г. умер его дядя М., после его смерти осталось наследственное имущество, заключающееся в денежных вкладах и части жилого дома. По утверждению истца, он узнал о смерти наследодателя только в середине ноября 2012 г., после чего 19.11.2012 г. обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства и выдаче свидетельства о праве на наследство по закону. Нотариусом ему было отказано в совершении нотариальных действий в связи с пропуском шестимесячного срока, установленного законом для принятия наследства. До обращения истца к нотариусу свидетельство о праве на наследство по закону было выдано на имя ответчика, который продал наследственное имущество другому лицу за 450000 руб.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд на основании оценки представленных доказательств, в том числе показаний допрошенных свидетелей, с учетом положений статей 1154, 1155, 1104 ГК РФ, пришел к выводу о том, что истцу было известно о смерти наследодателя (ему сообщили о смерти дяди родственники, истец участвовал в похоронах наследодателя). Однако истец обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства за пределами установленного законом шестимесячного срока. Доказательств того, что у С. имелись иные уважительные причины для пропуска срока принятия наследства, истцом не представлено.

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда согласилась с выводами суда первой инстанции, оставив принятое по делу судебное постановление без изменения.

В случае, если наследник в течение шести месяцев со дня открытия наследства совершил действия по управлению, распоряжению и пользованию наследственным имуществом, он считается принявшим наследство в установленный законом срок независимо от времени его обращения к нотариусу по вопросу оформления наследственных прав (пункт 4 статьи 1152 ГК РФ).

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 36 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании», под совершением наследником действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства, следует понимать совершение предусмотренных пунктом 2 статьи 1153 ГК РФ действий, а также иных действий по управлению, распоряжению и пользованию наследственным имуществом, поддержанию его в надлежащем состоянии, в которых проявляется отношение наследника к наследству как к собственному имуществу.

В качестве таких действий, в частности, могут выступать: вселение наследника в принадлежавшее наследодателю жилое помещение или проживание в нем на день открытия наследства (в том числе без регистрации наследника по месту жительства или по месту пребывания), обработка наследником земельного участка, подача в суд заявления о защите наследственных прав, обращение с требованием о проведении описи имущества наследодателя, осуществление оплаты коммунальных услуг, страховых платежей, возмещение за счет наследственного имущества расходов, предусмотренных статьей 1174 ГК РФ, иные действия по владению, пользованию и распоряжению наследственным имуществом. Действия по принятию наследства могут быть совершены как самим наследником, так и по его поручению другими лицами. Указанные действия должны быть совершены в течение срока принятия наследства, установленного статьей 1154 ГК РФ.

Приведенные требования материального закона не всегда учитываются судьями при рассмотрении дел данной категории.

Так, Д. обратился в суд с иском к администрации Красноармейского муниципального района Саратовской области о восстановлении срока для принятия наследства и признании права собственности на 1/2 долю в праве собственности на часть жилого дома, оставшуюся после смерти отца - Г.

Требования были обоснованы тем, что истец является наследником по завещанию после умершей в мае 2014 г. матери, ему по завещанию принадлежит 1/2 доля в праве собственности на часть жилого дома, собственником другой 1/2 доли являлся его отец, который умер в 2008 г. До смерти матери истцу не было известно о принадлежности доли в праве на часть жилого дома его отцу. По утверждению истца, он после смерти отца фактически принял наследство, поскольку проживал в доме, оплачивал коммунальные услуги. Других наследников после умершего отца не имеется, в права наследства никто не вступал.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих наличие уважительных причин пропуска срока для принятия наследства, и доказательств, подтверждающих фактическое принятие Д. наследства.

Суд пришел к выводу, что само по себе проживание истца в наследственном доме не свидетельствует о принятии им наследства, поскольку у Д. имелись иные основания для проживания в части дома (в связи с наличием родственных отношений с матерью – сособственником части жилого дома).

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции, апелляционным определением решение суда было отменено, по делу принято новое решение об удовлетворении исковых требований о признании за Д. права собственности на 1/2 долю в праве общей долевой собственности на часть жилого дома.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции с учетом положений статей 1111, 1112, 1117, 1119, 1141, 1148, 1152, 1153, 1154 ГК РФ, а также разъяснений, изложенных в пунктах 34 - 36 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании», исходил из того, что наследник, принявший наследство, независимо от времени и способа его принятия считается собственником наследственного имущества, носителем имущественных прав и обязанностей со дня открытия наследства вне зависимости от факта государственной регистрации прав на наследственное имущество.

Принятие наследником по закону какого-либо незавещанного имущества из состава наследства или его части означает принятие всего причитающегося наследнику по соответствующему основанию наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось, включая и то, которое будет обнаружено после принятия наследства.

При рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции по ходатайству Д. к материалам дела были приобщены квитанции об оплате коммунальных услуг, товарные накладные о приобретении строительных материалов, допрошены свидетели, которые сообщили, что Д. постоянно (как на момент смерти отца, так и после его смерти) проживал в наследственном доме, производил ремонт жилого помещения, оплату коммунальных услуг.

Оценив исследованные доказательства в совокупности, судебная коллегия пришла к выводу, что истец фактически принял наследство, поскольку совершил действия по управлению, распоряжению, пользованию наследственным имуществом, принимал меры по поддержанию имущества в надлежащем состоянии.

Судебной коллегией в апелляционном определении было указано, что срок принятия наследства Д. не пропущен, поскольку, заявляя требование о восстановлении срока принятия наследства, истец фактически в исковом заявлении привел доводы, касающиеся установления факта принятия наследства, что не было учтено судом первой инстанции при рассмотрении дела.

Вывод суда первой инстанции о наличии у Д. иных оснований для проживания в жилом доме судебная коллегия посчитала ошибочным, поскольку судом не было учтено, что часть жилого дома принадлежала сособственникам на праве общей долевой собственности, выдел долей в натуре не осуществлялся, в связи с чем Д. пользовался наследственным имуществом после умершего отца.

Установление факта нахождения на иждивении для оформления наследственных прав

Особую группу наследников составляют нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении наследодателя и имеющие право наследовать имущество в соответствии с положениями статьи 1148 ГК РФ.

Нетрудоспособные наследники, находившиеся на иждивении умершего не менее года до его смерти, призываются к наследованию в зависимости от того, входят ли они в число наследников по закону, призываемых к наследованию, проживали ли они совместно с наследодателем на день открытия наследства.

Общим признаком, объединяющим обе группы наследников, является их нетрудоспособность, имевшая место ко дню открытия наследства.

Если данные лица входят в число наследников по закону, указанных в статьях 1143-1145 ГК РФ, являлись нетрудоспособными ко дню открытия наследства и находились на иждивении умершего не менее года до его смерти (независимо от совместного проживания с наследодателем), - они наследуют вместе и наравне (в равных долях) с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию (пункт 1 статьи 1148 ГК РФ).

Граждане, которые не входят ни в одну из семи очередей наследников по закону, указанных в статьях 1142-1145 ГК РФ (не относятся к числу родственников наследодателя), но являлись нетрудоспособными ко дню открытия наследства, не менее одного года до смерти наследодателя состояли на иждивении умершего, проживали совместно с наследодателем, призываются к наследованию с наследниками по закону той очереди, которая призывается к наследованию (пункт 2 статьи 1148 ГК РФ). Если других наследников по закону не имеется, то они призываются к наследованию в качестве наследников восьмой очереди (пункт 3 статьи 1148 ГК РФ).

Как правило, факт нахождения лица на иждивении наследодателя устанавливается судом в соответствии со статьей 264 ГПК РФ. При возникновении между наследниками спора обстоятельства нахождения на иждивении подлежат установлению в рамках искового производства.

При рассмотрении данной категории дел необходимо учитывать, что отдельные случаи оказания наследодателем материальной помощи наследнику не могут служить основанием для установления факта нахождения лица на иждивении. Нетрудоспособное лицо может быть признано находившимся на иждивении у наследодателя, если оно получало от умершего (в период не менее года до его смерти) полное содержание или такую систематическую помощь, которая была для него постоянным и основным источником средств к существованию, независимо от получения им собственного заработка, пенсии, стипендии и других выплат.

В удовлетворении требований об установлении факта нахождения на иждивении должно быть отказано, если лицо на день смерти наследодателя являлось трудоспособным, а оказываемая наследодателем материальная помощь не являлась для него постоянным и основным источником средств к существованию.

Г. обратилась в суд с исковым заявлением к А. и К. об установлении факта нахождения на иждивении, признании права собственности на квартиру в порядке наследования.

Требования были обоснованы тем, что Г. до 24.08.1995 г. состояла в зарегистрированном браке с наследодателем Н., который умер 21.11.2011 г., наследственное имущество состоит из 1/2 доли в праве общей долевой собственности на квартиру (другая 1/2 доли в праве собственности на квартиру принадлежат истцу). По утверждению Г., она после расторжения брака проживала с Н. в квартире, вела с ним совместное хозяйство и находилась с Н. в фактических брачных отношениях. После смерти Н. в права наследования вступили дети наследодателя - А. и К.

Г. полагала, что поскольку до смерти Н. она в течение 1 года находилась у него на иждивении, являлась нетрудоспособной из-за болезни ног, то она относится к наследникам по закону, указанным в статье 1148 ГК РФ, и имеет право на признание за ней права собственности на 1/6 долю в праве общей долевой собственности на спорную квартиру.

Решением суда в удовлетворении исковых требований было отказано, судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда оставила решение суда без изменения.

Суды первой и апелляционной инстанций при рассмотрении дела руководствовались положениями статей 1141, 1142-1145, 1148 ГК РФ, статьи 56 ГПК РФ, разъяснениями, содержащимися в пункте 31 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 г. «О судебной практике по делам о наследовании».

В соответствии с приведенными нормами для отнесения лица к числу наследников, имеющих право наследовать в соответствии с положениями пункта 2 статьи 1148 ГК РФ, необходимо наличие нескольких условий: нетрудоспособность гражданина на день открытия наследства, нахождение лица на иждивении у наследодателя не менее года до смерти наследодателя, совместное проживание наследника вместе с наследодателем.

В ходе судебного разбирательства установлено, что Г. на момент смерти наследодателя проживала и была зарегистрирована в спорной квартире. Истец утверждала, что в течение года до дня смерти Н. она не работала из-за болезни, тогда как наследодатель работал, имел постоянный заработок, который являлся для Г. основным и постоянным источником средств к существованию. Стороной истца были представлены сведения о заработной плате Н., справка о трудоустройстве истца после смерти Н., квитанции об оплате коммунальных услуг после смерти наследодателя. Судом были истребованы сведения из медицинского учреждения, в котором Г. находилась на амбулаторном лечении по поводу травмы ноги и обращалась к хирургу с жалобами на боли в ноге при ходьбе как при жизни, так и после смерти Н.

На основании совокупности исследованных доказательств суды пришли к выводу о том, что Г. не относится к числу наследников, указанных в статьях 1142-1145 ГК РФ, не являлась нетрудоспособной на день открытия наследства, поскольку истец (1961 года рождения) не достигла пенсионного возраста, дающего право на получение трудовой пенсии по старости. Сведения о наличии у Г. заболевания ног не свидетельствуют о ее нетрудоспособности, так как она не была признана инвалидом в установленном законом порядке, в связи с чем не может быть отнесена к наследникам, имеющим право наследовать в соответствии с пунктом 2 статьи 1148 ГК РФ.

Ответственность наследников по долгам наследодателя

В силу универсального характера правопреемства к наследнику переходят не только права, принадлежавшие наследодателю, но и его обязанности.

Вопросам ответственности наследников по долгам наследодателя посвящена статья 1175 ГК РФ, предусматривающая, что наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно, размер такой ответственности ограничивается стоимостью перешедшего наследственного имущества.

Кредиторы наследодателя вправе предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам. До принятия наследства требования кредиторов могут быть предъявлены к наследственному имуществу. Таким образом, наследник должника при условии принятия им наследства становится должником перед кредитором в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Поскольку в силу закона наследник отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества, то при отсутствии или недостаточности наследственного имущества обязательство перед кредитором прекращается невозможностью исполнения полностью или в недостающей части наследственного имущества.

Ответственность по долгам наследодателя может быть возложена на наследников только в том случае, если кредитором будет доказан факт заключения наследодателем договора, из которого возникли долговые обязательства.

Е. обратилась в суд с иском к А. о включении в состав наследственной массы суммы долга в размере 440000 руб. по договорам займа, заключенным 21.07.2011 г. и 02.10.2011 г. на сумму соответственно 180000 руб. и 260000 руб., и о взыскании долга с ответчика как с наследника умершего заемщика Б.

В подтверждение требований истцом были представлены две расписки, выполненные от имени наследодателя.

Поскольку ответчик оспаривал факт выполнения расписок наследодателем, по делу была проведена почерковедческая экспертиза.

Согласно заключению эксперта подписи в расписках от имени Б. вероятно выполнены не наследодателем, а другим лицом. Иных доказательств, подтверждающих наличие между Е. и наследодателем заемных обязательств (в том числе доказательств, подтверждающих факт возврата наследодателем части долга), истцом представлено не было.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции, руководствуясь статьями 807-808, 810, 1112, 1152 ГК РФ, 56 ГПК РФ, отказал в удовлетворении исковых требований, посчитав договоры займа незаключенными. Суд пришел к выводу о том, что А. не может отвечать по представленным распискам, поскольку стороной истца не было доказано наличие у наследодателя на день смерти каких-либо обязательств перед Е. по возврату денежных средств.

Судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции, апелляционным определением решение суда было оставлено без изменения.

Поскольку смерть должника не влечет прекращения обязательств по заключенному им кредитному договору, наследник, принявший наследство, становится должником по такому обязательству и несет обязанности по его исполнению со дня открытия наследства.

Банк обратился в суд с иском к Б. о взыскании задолженности по кредитному договору в размере 29410 руб. 89 коп. (из которых основной долг – 13893 руб. 70 коп., неустойка за просроченные проценты – 8073 руб. 46 коп., неустойка за просроченный основной долг – 7443 руб. 73 коп.), а также государственной пошлины, уплаченной при подаче иска, в размере 1082 руб. 33 коп.

В обоснование требований банком было указано, что 04.05.2011 г. между банком и В. был заключен кредитный договор на сумму 150000 руб. под 17,4% годовых сроком на 60 месяцев. Исполнение заемщиком обязательств по кредитному договору было обеспечено договором поручительства, заключенным в тот же день с ответчиком. 31.08.2011 г. заемщик умер, поступление платежей по погашению кредита прекратилось, и образовалась задолженность. Банк обратился к Б. с требованиями о взыскании задолженности как к поручителю и как к наследнику по долгам наследодателя.

Решением суда было отказано в удовлетворении исковых требований.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда, поскольку при рассмотрении дела судом первой инстанции были нарушены нормы материального права - статьи 408 и 418 ГК РФ, согласно которым обязательство прекращается надлежащим исполнением. В случае смерти должника обязательство прекращается, если его исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.

Поскольку обязанность вернуть кредит и уплатить проценты за пользование денежными средствами не связана с личностью заемщика, - такая обязанность переходит в порядке универсального правопреемства к наследникам заемщика (в пределах рыночной стоимости перешедшего к наследнику наследственного имущества, определенной на день открытия наследства).

В ходе судебного разбирательства установлено, что между банком и В. был заключен кредитный договор, условия которого со стороны кредитора были выполнены, соответствующая сумма предоставлена заемщику.

На основании личного заявления В. был включен в программу коллективного страхования жизни и здоровья заемщиков банка. В. изъявил желание быть застрахованным в страховой компании «К.» на случай наступления смерти или установления инвалидности 1 группы с назначением в качестве выгодоприобретателя банка.

На день смерти В. задолженность по кредитному договору составила 145761 руб. 07 коп., из которых основной долг – 143614 руб. 87 коп., проценты– 2146 руб. 20 коп.

17.01.2011 г. от дочери В. в банк поступило сообщение о наступлении страхового случая – смерти В., 18.10.2011 г. банк сообщил в страховую компанию «К.» о наступлении страхового случая с просьбой произвести страховую выплату в размере 145761 руб. 07 коп., состоящую из остатка ссудной задолженности в размере 143614 руб. 87 коп. и задолженности по процентам в размере 2146 руб. 20 коп., в соответствии с Условиями участия в Программе коллективного добровольного страхования жизни и здоровья заемщиков банка.

В добровольном порядке страховая компания «К.» не выплатила страховое возмещение. Решением суда от 22.06.2012 г. смерть застрахованного лица В. была признана страховым случаем, на страховую компанию «К.» возложена обязанность произвести страховую выплату по кредитному договору. Данное решение было исполнено страховой компанией 12.07.2012 г.

Поскольку размер задолженности по кредиту и размер страхового возмещения по договору страхования были определены на день смерти заемщика, а выплата страхового возмещения фактически была произведена только 12.07.2012 г. и направлена в первую очередь на погашение задолженности по процентам, которые были начислены за период с момента наступления смерти заемщика до дня выплаты страхового возмещения, сумма страхового возмещения оказалась недостаточной для погашения задолженности по кредиту, и образовалась задолженность по основному долгу в размере 13893 руб. 70 коп.

Согласно материалам наследственного дела Б. 20.02.2012 г. обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства в виде денежных средств, находящихся на вкладах наследодателя.

Судом апелляционной инстанции установлено, что в состав наследства, перешедшего Б. после смерти В., вошли 1/2 доля в праве долевой собственности на жилой дом, на часть жилого дома, автомобиль, а также компенсации по вкладам, открытым в банке на имя В., стоимость наследственного имущества значительно превышает размер задолженности по кредитному договору.

Обязательства по возврату кредита перестали исполняться В. в связи с его смертью, действие кредитного договора со смертью заемщика не прекратилось, в связи с чем начисление процентов на заемные денежные средства продолжалось и после смерти должника. До дня исполнения страховой компанией обязанности по выплате страхового возмещения за Б. как за наследником заемщика сохранялась обязанность по выплате задолженности по кредитному договору. Поскольку такая обязанность не была исполнена Б., банк обоснованно продолжал начисление процентов на сумму основного долга по кредиту. Так как после распределения банком денежных средств, выплаченных страховой компанией, оставшейся суммы страховой выплаты было недостаточно для погашения задолженности по основному долгу, - образовалась задолженность в размере 13893 руб. 70 коп., которая подлежала взысканию с Б.

Апелляционным определением решение суда первой инстанции было отменено в части отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании основного долга по кредитному договору. В данной части требований было принято новое решение, которым с Б. в пользу банка взыскана задолженность по основному долгу в размере 13893 руб. 70 коп., расходы по оплате государственной пошлины в размере 511 руб. 29 коп. В остальной части решение суда оставлено судом апелляционной инстанции без изменения.

Необходимо отметить, что по обязательствам одного из супругов его кредиторы могут обратить взыскание на общее имущество супругов только в случае, если судом будет установлено, что все полученное по обязательствам этого супруга было использовано на нужды семьи либо общее имущество супругов было приобретено или увеличено за счет средств, полученных одним из супругов преступным путем (пункт 2 статьи 45 СК РФ).

Ответственность по долгам наследодателя может быть возложена только на наследника, принявшего наследство в установленном законом порядке (статья 1175 ГК РФ).

Д. обратился в суд к З., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетней дочери, о выделе доли из совместной собственности супругов, включении ее в состав наследственного имущества, признании наследника принявшим наследство, взыскании денежных средств в счет погашения долга наследодателя.

В обоснование требований Д. указал, что решением суда от 02.07.2007 г. в его пользу с Ч. (наследодателя) взысканы денежные средства в сумме 1812635 руб., решение суда вступило в законную силу и обращено к исполнению в октябре 2007 г., однако до настоящего времени не исполнено.

Ч. и З. состояли в зарегистрированном браке с 11.06.1999 г., решением мирового судьи от 19.12.2007 г. брак был расторгнут. В период брака супругами приобретена квартира, доля Ч. в праве собственности на квартиру составила 1/4.

Ч. умер 05.10.2008 г., истец полагал, что поскольку ответчик фактически приняла наследство, то к ней перешли обязательства наследодателя по выплате долга.

Решением суда в удовлетворении исковых требований было отказано. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда решение оставлено без изменения.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции руководствовался частью 1 статьи 33, частью 1 статьи 36, статьей 38 СК РФ.

В ходе судебного разбирательства установлено, что 31.02.2002 г. ответчиками З. и несовершеннолетней Д. в общую долевую собственность на основании договора приватизации была приобретена квартира. В последующем данная квартира была продана, и на вырученные денежные средства приобретена другая квартира, право собственности на которую оформлено на З. и Д. в равных долях. Вопрос о разделе совместно нажитого имущества между супругами был разрешен в добровольном порядке, доказательств, свидетельствующих о том, что Ч. претендовал на спорную квартиру, истцом не представлено, наследодатель на протяжении нескольких лет до расторжения брака не проживал с З., в квартиру не вселялся.

Исходя из обстоятельств приобретения квартиры, суд пришел к выводу о том, что спорная квартира не может быть включена в состав наследственного имущества после смерти Ч. в силу статьи 1112 ГК РФ. Несовершеннолетняя Д. наследство после смерти отца не принимала, что исключает возможность возложения на нее имущественной ответственности по долгам наследодателя по правилам статьи 1175 ГК РФ.

Признание лица недостойным наследником

В статье 1116 ГК РФ приведен перечень лиц, которые могут призываться к наследованию по закону и по завещанию.

Действующее законодательство (статья 1117 ГК РФ) содержит понятие «недостойного наследника». Недостойные наследники подразделяются на наследников, которые не имеют права наследовать (пункт 1 статьи 1117 ГК РФ), и наследников, отстраненных судом от наследования (пункт 2 статьи 1117 ГК РФ).

К первой группе относятся лица, которые умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали либо пытались способствовать призванию их самих или других лиц к наследованию либо способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства.

Перечисленные обстоятельства должны быть подтверждены в судебном порядке - приговором суда по уголовному делу или решением суда по гражданскому делу (абзац 1 пункта 1 статьи 1117 ГК РФ).

Не лишаются права наследовать имущество по закону граждане, указанные в абзаце 1 пункта 1 статьи 1117 ГК РФ, которым наследодатель после утраты ими права наследования завещал имущество.

Согласно абзацу 2 пункта 1 статьи 1117 ГК РФ не наследуют по закону родители после детей, в отношении которых они были лишены в судебном порядке родительских прав и не восстановлены в этих правах ко дню открытия наследства. Факт лишения родительских прав, как и восстановления в таких правах, подтверждается вступившим в законную силу решением суда. Данное правило не распространяется на наследование по завещанию, при котором наличие или отсутствие родительских прав не имеет правового значения.

Ко второй группе недостойных наследников относятся граждане, злостно уклоняющиеся от выполнения лежащих на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателей (в частности, граждане, не выполняющие обязанности, предусмотренные статьями 80, 87, 89, 93-97 СК РФ), которые по требованию заинтересованного лица могут быть отстранены судом от наследования по закону (пункт 2 статьи 1117 ГК РФ).

Отсутствие доказательств совершения наследником в отношении наследодателя противоправных действий, направленных на завладение наследством либо на увеличение доли в наследственном имуществе, является основанием для отказа в удовлетворении требований о признании лица недостойным наследником.

П. обратился в суд с исковым заявлением к Г. о признании ее недостойным наследником после умершего В., ссылаясь на то, что умерший приходился ему родным братом, длительное время болел. Ответчик, зная о наличии у В. неизлечимого заболевания и будучи заинтересованной в получении наследства после его смерти, заключила с ним брак. По мнению истца, заключение брака носило формальный характер, после смерти В. ответчик распорядилась по своему усмотрению принадлежащим умершему имуществом. До смерти В. ответчик препятствовала истцу общаться с братом.

Решением суда в удовлетворении исковых требований было отказано. Суд первой инстанции, руководствуясь статьями 1142, 1143, 1117 ГК РФ, 56 ГПК РФ, указал, что в ходе судебного разбирательства не нашли своего подтверждения доводы истца о наличии оснований для признания ответчика недостойным наследником. Стороной истца не было представлено доказательств того, что Г. своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников, способствовала либо пыталась способствовать призванию ее самой или других лиц к наследованию либо способствовала или пыталась способствовать увеличению причитающейся ей или другим лицам доли наследства. Истцом не было представлено судебного акта (приговора либо решения суда), которым были бы подтверждены данные обстоятельства, входящие в предмет доказывания.

В ходе рассмотрения дела судом (на основании показаний свидетелей, письменных доказательств) установлено, что Г. проживала с наследодателем В. до заключения брака на протяжении 4-х лет, Г. и В. вели совместное хозяйство, у них был единый бюджет. В период болезни Г. ухаживала за В., приобретала ему необходимые лекарства, регулярно посещала его в больнице, в последующем осуществляла его похороны. Между истцом и наследодателем, напротив, имелись неприязненные отношения, в связи с чем братья не общались друг с другом. Судом было учтено, что брачные отношения носят личный характер, при жизни В. с заявлением о признании брака фиктивным (недействительным) не обращался, равно как и не обращался с заявлением о совершении в отношении него со стороны Г. каких-либо противоправных действий.

Судебная коллегия согласилась с приведенными выводами суда первой инстанции, апелляционным определением решение суда было оставлено без изменения.

Указанные в абзаце 1 пункта 1 статьи 1117 ГК РФ противоправные действия, направленные против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, являются основанием для утраты права наследования, если они носят умышленный характер независимо от мотивов и целей совершения (в том числе при их совершении на почве мести, ревности, из хулиганских побуждений и т.п.), а также вне зависимости от наступления соответствующих последствий (данная правовая позиция отражена в пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании»).

Привлечение лица к уголовной ответственности за умышленное убийство наследодателя является основанием для отнесения лица к недостойным наследникам.

Ш. обратилась в суд с исковым заявлением к О. о признании его недостойным наследником к имуществу умершей Н., указав, что 21.11.2011 г. умерла ее родная сестра Н., наследниками по закону на имущество Н. являются истец и ответчик. Ответчик приговором суда от 12.07.2012 г. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 105 УК РФ, совершенного в отношении наследодателя, в связи с чем истец полагала, что в силу пункта 1 статьи 1117 ГК РФ О. является недостойным наследником и не вправе наследовать имущество наследодателя.

Решением суда исковые требования были удовлетворены, судебная коллегия по гражданским делам согласилась с позицией суда первой инстанции.

В ходе судебного разбирательства установлено, что ответчик является наследником первой очереди на имущество Н., истец – наследником второй очереди.

17.05.2012 г. истец обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства и выдаче свидетельства о праве на наследство по закону. 01.11.2012 г. нотариусом вынесено постановление о приостановлении совершения нотариального действия до разрешения гражданского дела судом.

Приговором суда от 12.07.2012 г., оставленным без изменения кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Саратовского областного суда от 03.10.2012 г., ответчик был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 105 УК РФ, - умышленное причинение смерти другому человеку (своей матери Н.), ему назначено наказание в виде 9 лет лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В приговоре указано, что у ответчика, находящегося в состоянии алкогольного опьянения, на почве личных отношений к своей матери - Н., страдавшей онкологическим заболеванием тяжелой формы, возник преступный умысел, направленный на умышленное причинение смерти Н. Для реализации преступных намерений О. подошел к дивану, на котором лежала Н., приложил ладонь своей левой руки на рот и нос Н., после чего с силой стал удерживать руку на протяжении не менее двух минут, перекрывая доступ кислорода. Смерть Н. наступила в результате асфиксии, что было подтверждено при проведении судебно-медицинской экспертизы по уголовному делу.

Исходя из исследованных доказательств, обстоятельств, установленных в рамках уголовного судопроизводства, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что умышленные действия О. были направлены против наследодателя и способствовали призванию ответчика к наследованию, в связи с чем О. является недостойным наследником и не может быть призван к наследованию.

Дела об оспаривании завещания

Согласно статье 1111 ГК РФ завещание является одним из оснований наследования.

Законодателем определен исключительный характер завещания, поскольку оно является единственно возможным законным способом распоряжения имуществом на случай смерти (пункт 1 статьи 1118 ГК РФ).

Завещание должно быть совершено лично. Личностный характер завещания означает, что законодатель не допускает совершения завещания через представителя, а также совершать одно завещание двум и более гражданам. Несоблюдение указанных требований закона влечет ничтожность завещания (пункты 3 и 5 статьи 1118 ГК РФ).

Завещание создает права и обязанности только после открытия наследства.

Каждое завещание, составленное позднее, отменяет предыдущее, завещаний может быть несколько, они могут касаться как всего имущества, так и его части.

Закон не содержит требования о том, что завещанное имущество должно принадлежать завещателю на праве собственности на день совершения завещания. В статье 1120 ГК РФ речь идет о завещании любого имущества, включая и то имущество, которое завещатель может приобрести в будущем. Доказательства принадлежности наследодателю имущества должны быть представлены наследником при оформлении наследственных прав в силу требований статьи 1112 ГК РФ.

Завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам и распределить между ними наследственное имущество в любых долях, не считаясь с очередностью наследования, предусмотренной законом (пункт 1 статья 1119 ГК РФ).

Закон придает большое значение форме завещания и процедуре его удостоверения. В качестве обязательных атрибутов формы завещания пунктом 4 статьи 1124 ГК РФ предусмотрено указание на место и дату его удостоверения. Требование закона об указании места и времени удостоверения завещания имеет значение при рассмотрении споров о подлинности завещания, о дееспособности завещателя в момент составления завещания, при наличии двух и более составленных наследодателем завещаний, когда необходимо установить, какое из них составлено позднее.

Завещание должно быть составлено только в письменной форме и удостоверено нотариусом (пункт 1 статьи 1124 ГК РФ) либо иным лицом в случаях, предусмотренных пунктом 7 статьи 1125, статьей 1127 и пунктом 2 статьи 1128 ГК РФ.

Завещание считается совершенным в надлежащей форме, если оно удостоверено должностным лицом органа местного самоуправления, уполномоченного на совершение нотариальных действий в соответствии с нормами действующего законодательства.

Г. обратилась в суд с исковым заявлением к Т., администрации Сластухинского муниципального образования Екатериновского муниципального района Саратовской области о признании завещания недействительным.

В обоснование требований указала, что она приходится дочерью наследодателю Д., умершему 09.03.1994 г. После смерти отца открылось наследство в виде 1/2 доли в праве общей долевой собственности на квартиру, квартира была приобретена Д. на основании договора на приватизацию жилого помещения от 01.07.1993 г. Истец после смерти отца фактически приняла наследство, в 2013 г. ей стало известно о существовании завещания, датированного 1994 г., в соответствии с которым отец завещал принадлежащую ему долю в праве Т.

По утверждению Г., завещание является недействительным, поскольку не соответствует положениям ст. 37 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, утвержденных постановлением Верховного Совета РФ 11.02.1993 г. № 4462-1. Завещание удостоверено лицом, не обладавшим полномочиями на его удостоверение, – специалистом администрации Сластухинского сельского поселения. Из текста завещания невозможно сделать вывод о том, были ли совершены при его удостоверении действия по проверке личности завещателя, был ли разъяснен завещателю смысл совершаемого действия и положения законодательства, регулирующего наследственные правоотношения. В завещании имеются многочисленные исправления, подпись выполнена не Д., а другим лицом, была нарушена тайна завещания, поскольку при его составлении присутствовали посторонние люди.

Решением суда в удовлетворении исковых требований было отказано.

Суд первой инстанции с учетом положений статей 534, 540 ГК РСФСР, действовавшего на момент составления завещания, статей 1, 37, 39 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, Инструкции о порядке совершения нотариальных действий исполнительными комитетами районных, городских, поселковых, сельских советов народных депутатов, утвержденной постановлением Совета Министров РСФСР от 30.06.1975 г. № 394, пришел к выводу о том, что специалист администрации поселкового совета имел право на удостоверение завещания, поскольку на территории поселения нотариальной конторы не имелось. Завещание было выполнено в письменной форме, удостоверено специалистом администрации в помещении больницы, в которой Д. проходил лечение. Судом была допрошена в качестве свидетеля специалист, производившая удостоверение завещания и сообщившая о том, в каком порядке ею осуществлялись действия по удостоверению завещания. Завещание было в тот же день зарегистрировано в реестре администрации поселения и удостоверено печатью администрации. Доказательств, подтверждающих подписание завещания не наследодателем, а другим лицом, стороной истца представлено не было.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда решение суда оставлено без изменения.

Завещание является односторонней сделкой, т.е. сделкой, для совершения которой в соответствии с законом необходимо и достаточно выражения воли одного лица. Для совершения завещания не требуется встречного волеизъявления наследника.

Завещание как сделка должно отвечать всем требованиям, предъявляемым законом к совершению сделок. К нему применяются общие положения об обязательствах и о договорах постольку, поскольку это не противоречит закону, одностороннему характеру и существу завещания.

В силу положений пункта 2 статьи 1118 ГК РФ завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме.

При несоблюдении указанных требований завещание относится к числу недействительных вследствие ничтожности (пункт 27 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании»).

Завещание может быть признано недействительным по общим основаниям, установленным законом для признания сделок недействительными (статьи 168 - 179 ГК РФ), как не соответствующее закону или иным правовым актам; совершенное гражданином, не обладающим дееспособностью в полном объеме, либо гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими, и т.п.

Завещание может быть признано недействительным в случае, если наследодатель хотя и являлся дееспособным на момент составления завещания, но находился в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

З. обратился в суд с исковым заявлением к К. о признании завещания недействительным, указав, что 09.05.2013 г. умерла Н., которая приходилась ему родной тетей. Н. на момент смерти принадлежал жилой дом. З., как единственный наследник по закону, обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства и выдаче свидетельства о праве на наследство по закону. Постановлением нотариуса З. было отказано в совершении нотариальных действий, поскольку наследство принято наследником по завещанию К.

По мнению З., выданное Н. завещание является недействительным в силу статьи 177 ГК РФ, поскольку наследодатель на момент составления завещания страдала тяжелым заболеванием, не была способна понимать значение своих действий и руководить ими, не могла самостоятельно осуществлять свои права и обязанности, на протяжении всей жизни находилась под опекой родственников.

Решением суда исковые требования были удовлетворены, при принятии решения суд руководствовался статьями 218, 1141, 1143, 1118, 1131, 177 ГК РФ.

В ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции была назначена посмертная судебная психиатрическая экспертиза. Эксперты при исследовании медицинских документов, оформленных на имя Н., пришли к выводу о том, что наследодатель с детства страдала психическим заболеванием, находилась на учете у психиатра, периодически осматривалась психиатром и на момент совершения сделки (исходя из степени выраженности нарушений психических функций, обусловленных наличием психического заболевания) не могла понимать значения своих действий и руководить ими.

С учетом заключения экспертов, показаний свидетелей, медицинских документов, а также документов, содержащихся в пенсионном деле на имя умершей Н., судом был сделан вывод о наличии оснований, предусмотренных статьей 177 ГК РФ, для признания завещания недействительным.

Судебная коллегия посчитала выводы суда соответствующими требованиям законодательства, оставив решение суда без изменения.

Включение имущества в наследственную массу

При рассмотрении споров о включении имущества в наследственную массу необходимо устанавливать, были ли при жизни наследодателем оформлены права на имущество, каковы основания приобретения имущественных прав на данное имущество, имеются ли у наследника препятствия в оформлении наследственных прав в нотариальном порядке.

Возведенные наследодателем постройки могут быть включены в состав наследственной массы, если они расположены на земельном участке, предоставленном наследодателю на законном основании, при возведении построек соблюдены технические нормы и правила, постройки не нарушают права и не создают угрозы жизни, здоровью третьих лиц.

Р. обратилась в суд с исковым заявлением к администрации муниципального образования «Город Саратов» о включении имущества в состав наследственной массы и признании права собственности в порядке наследования.

В обоснование требований Р. указала, что является наследником первой очереди на имущество умершего 06.08.1996 г. отца В., в феврале 1997 г. истец фактически вступила в права наследства, и нотариусом на ее имя было выдано свидетельство о праве на наследство по закону на денежные вклады.

В сентябре 2011 г. истец обратилась к нотариусу с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство по закону на жилой дом, возведенный наследодателем, и земельный участок, предоставленный наследодателю на праве аренды. Нотариусом было отказано в совершении нотариального действия, поскольку отсутствовали документы, подтверждающие право собственности наследодателя на жилой дом. Р. просила суд включить жилой дом в наследственную массу после умершего В. и признать за ней право собственности на жилой дом в порядке наследования по закону.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований было отказано.

Суд апелляционной инстанции, руководствуясь положениями статей 615, 222, 1111, 1112, 1141, 1142, 1153 ГК РФ, статей 40, 41 ЗК РФ, не согласился с выводами суда первой инстанции, апелляционным определением решение суда было отменено с принятием нового решения об удовлетворении исковых требований.

Из материалов дела следует, что жилой дом возведен наследодателем в 1965 г., основная пристройка была возведена в 1982 г., сведения о домовладении внесены в Единый государственный реестр объектов капитального строительства с присвоением инвентарного номера, в 1994, 1996 годах были составлены технические паспорта на жилой дом. Земельный участок, фактически занимаемый домовладением, был предоставлен наследодателю в долгосрочную аренду сроком на 25 лет, о чем был заключен соответствующий договор аренды. Границы земельного участка были установлены в натуре, сведения о регистрации земельного участка содержатся в книге государственной регистрации документов, удостоверяющих право на земельные участки в г. Саратове, что соответствовало действующему на 1995 г. порядку регистрации.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что земельный участок был предоставлен В. на законных основаниях для эксплуатации имеющегося домовладения, о существовании которого органам исполнительной власти было известно, что свидетельствует о фактической легализации спорного домовладения.

Согласно материалам дела возведенный В. на указанном земельном участке жилой дом соответствует виду разрешенного использования земельного участка, строение соответствует действующим градостроительным, строительным, противопожарным, санитарным нормам и правилам, сохранение указанной постройки не нарушает прав и законных интересов других лиц и не создает угрозы для жизни и здоровья граждан. Наследодатель пользовался земельным участком на законных основаниях, Р., вступив в права наследства после умершего В., продолжала пользоваться земельным участком и жилым домом на законных основаниях, в связи с чем в силу ст. 1112 ГК РФ жилой дом подлежит включению в наследственную массу с последующим признанием за наследником права собственности на жилой дом.

В соответствии со статьей 1 Закона РФ от 04.07.1991 года № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (далее – Закон о приватизации жилищного фонда) под приватизацией понимается бесплатная передача в собственность граждан Российской Федерации на добровольной основе занимаемых ими жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде.

Согласно статье 8 Закона о приватизации жилищного фонда решение вопроса о приватизации жилых помещений должно приниматься по заявлениям граждан. Законодатель предусматривает только одну форму волеизъявления наследодателя, которая позволяет наследникам требовать признания приватизации жилого помещения состоявшейся и включения данного жилого помещения в наследственную массу - это подача заявления о приватизации и отсутствие отзыва данного заявления наследодателем. Какие-либо иные способы выражения наследодателем воли на приватизацию жилого помещения без обращения при жизни самого наследодателя либо его представителей с соответствующим заявлением и всеми необходимыми документами в уполномоченный орган правового значения не имеют и основанием для включения в наследственную массу после смерти наследодателя занимаемого им по договору социального найма жилого помещения являться не могут.

Выдача доверенности на совершение действий по приватизации жилого помещения сама по себе не может служить основанием для включения жилого помещения в наследственную массу.

Е. обратилась в суд с исковым заявлением к инспекции Федеральной налоговой службы России по Заводскому району г. Саратова, администрации муниципального образования «Город Саратов», администрации Заводского района муниципального образования «Город Саратов» о включении имущества в состав наследственной массы, признании права собственности на квартиру.

В обоснование требований Е. указала, что является наследником по закону после смерти своей двоюродной тети – У., которая на момент смерти проживала и была постоянно зарегистрирована по договору социального найма в квартире, относящейся к объектам муниципальной собственности. При жизни У. высказывала намерение приобрести квартиру в собственность, заключить договор приватизации с органом местного самоуправления. Для осуществления действий по приватизации квартиры У. выдала нотариально удостоверенную доверенность на третье лицо. В связи с этим истец считала, что квартира подлежит включению в наследственную массу после умершей У.

Решением суда в удовлетворении исковых требований было отказано.

При разрешении спора суд исходил из норм, содержащихся в статье 1112 ГК РФ, Законе о приватизации жилищного фонда, разъяснений порядка применения положений данного Закона, изложенных в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.08.1993 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации».

Согласно статье 2 Закона о приватизации жилищного фонда граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), на условиях социального найма, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными актами РФ и субъектов РФ.

Однако в соответствии со ст. 8 приведенного Закона решение вопроса о приватизации жилых помещений должно приниматься по заявлениям граждан.

Если гражданин, подавший заявление о приватизации и необходимые для этого документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до государственной регистрации права собственности, то в случае возникновения спора по поводу включения этого жилого помещения или его части в наследственную массу необходимо иметь ввиду, что указанное обстоятельство само по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении требований наследника, если наследодатель, выразив при жизни волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, не отозвал свое заявление, поскольку по не зависящим от него причинам был лишен возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию, в которой ему не могло быть отказано (пункт 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.08.1993 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации»).

Судом было установлено, что У. в орган местного самоуправления с заявлением о заключении договора приватизации не обращалась, и доказательств обратного стороной истца суду представлено не было. По сведениям МУП «Городское бюро технической инвентаризации» собственником спорного жилого помещения является муниципальное образование «Город Саратов», в связи с чем суд пришел к выводу об отсутствии оснований для включения квартиры в наследственную массу.

Судом первой инстанции в решении было указано, что выдача доверенности для заключения договора о приватизации квартиры, получение представителем наследодателя части документов для оформления договора приватизации, устные заявления У. родственникам о желании приватизировать жилое помещение без обращения в соответствующий орган с заявлением о заключении договора приватизации правового значения не имеют.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

В силу статьей 1112 и 1181 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на праве собственности земельный участок или право пожизненного наследуемого владения земельным участком, которые наследуются на общих основаниях, установленных ГК РФ. На принятие наследства, в состав которого входит указанное имущество, специальное разрешение не требуется.

В соответствии с приведенными нормами в состав наследства могут входить находившиеся в собственности наследодателя садовые, огородные и дачные земельные участки, либо право пожизненного наследуемого владения данными объектами недвижимости.

Земельный участок, предоставленный наследодателю на праве пользования как члену садоводческого товарищества, подлежит включению в состав наследственной массы, если наследодатель при жизни подал в орган местного самоуправления (иной орган, уполномоченный распоряжаться земельными участками) заявление о приобретении земельного участка в собственность и представил документы, указанные в статье 28 Федерального закона от 15.04.1998 г. № 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан».

М., Б. обратились в суд с исковым заявлением к комитету по управлению имуществом города Саратова, администрации муниципального образования «Город Саратов» о включении земельного участка в состав наследственной массы после смерти отца К.

Истцы указали, что являются наследниками первой очереди после умершего 01.05.2012 г. К., наследственное имущество состоит из земельного участка, расположенного на территории садоводческого некоммерческого товарищества (далее по тексту - СНТ) и предоставленного К. на праве собственности для ведения садоводства на основании распоряжения органа местного самоуправления.

01.03.2013 г. истцы обратились к нотариусу с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство по закону, постановлением нотариуса от 07.05.2013 г. истцам было отказано в совершении нотариального действия в связи с тем, что К. не зарегистрировал при жизни право собственности на земельный участок в установленном законом порядке.

Решением суда исковые требования были удовлетворены, суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

При рассмотрении возникшего спора суды руководствовались положениями пункта 2 статьи 218, статей 1111-1113, 1141, 1142, пунктов 1, 2 статьи 1152, пункта 1 статьи 1153 ГК РФ, а также нормами, содержащимися в пункте 4 статьи 28 Федерального закона от 15.04.1998 г. № 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» (в редакции, действовавшей до 01.03.2015 г.).

Приведенным законом предусмотрено, что в случае, если земельный участок, составляющий территорию садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения, предоставлен данному некоммерческому объединению либо иной организации, при которой до вступления в силу настоящего Федерального закона было создано (организовано) данное некоммерческое объединение, гражданин, являющийся членом данного некоммерческого объединения, имеет право бесплатно приобрести в собственность земельный участок, предоставленный ему в соответствии с проектом организации и застройки территории данного некоммерческого объединения либо другим устанавливающим распределение земельных участков в данном некоммерческом объединении документом. Предоставление в указанном случае земельного участка в собственность гражданина осуществляется исполнительным органом государственной власти или органом местного самоуправления, обладающими правом предоставления земельного участка, на основании заявления гражданина или его представителя.

В пункте 82 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» разъяснено, что суд вправе признать за наследниками право собственности в порядке наследования на земельный участок, предоставленный наследодателю, являвшемуся членом садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения, в случае, если составляющий его территорию земельный участок предоставлен данному некоммерческому объединению либо иной организации, при которой до вступления в силу Федерального закона от 15.04.1998 г. № 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» оно было создано (организовано), в соответствии с проектом организации и застройки территории данного некоммерческого объединения либо другим устанавливающим в нем распределение земельных участков документом, при условии, что наследодателем в порядке, установленном пунктом 28 названного Федерального закона, было подано заявление о приобретении такого земельного участка в собственность бесплатно (если только федеральным законом не установлен запрет на предоставление земельного участка в частную собственность).

В ходе судебного разбирательства было установлено, что истцы являются наследниками первой очереди после умершего К. Земельный участок был отведен СНТ в 1956 г. на основании решения исполнительного комитета Саратовского городского совета депутатов трудящихся под индивидуальное садоводство. Наследодатель с 1957 г. являлся членом СНТ, ему распоряжением комитета по земельным ресурсам администрации муниципального образования «Город Саратов» от 30.03.2010 г. был выделен земельный участок для ведения садоводства. Данный земельный участок поставлен на кадастровый учет.

Таким образом, наследодателем были совершены действия, направленные на оформление земельного участка, однако он не успел зарегистрировать право собственности в связи с болезнью и последующей смертью.

Исключение имущества из наследственной массы

Имущество, нажитое супругами в период брака, по общему правилу, относится к общей совместной собственности супругов независимо от того, на имя какого из супругов оно оформлено (пункт 1 статьи 256 ГК РФ, статьи 33, 34 СК РФ).

Имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам, является его собственностью (пункт 2 статьи 256 ГК РФ, статья 36 СК РФ).

В соответствии со статьей 37 СК РФ имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью и исключено из состава наследства, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и другие).

Т. обратилась в суд с исковым заявлением к А. и Л., в котором просила признать за ней право собственности на 1/3 долю в праве собственности на квартиру и на автомобиль, исключив указанную долю из наследства В., открывшегося 30.12.2012 г.

Т. указала, что с 1997 г. проживала совместно с В., 24.06.2011 г. заключила брак с наследодателем. Спорное имущество было приобретено истцом и В. по возмездным сделкам до заключения брака. Квартира была приобретена по договору долевого участия в строительстве жилого дома, первоначальный взнос был внесен В. за счет денежных средств истца, которые она получила по кредитному договору, В. по данному договору являлся поручителем. Наследодатель также получил денежные средства по кредитному договору для оплаты стоимости квартиры. В погашение его кредитных обязательств с кредитной карты истца было произведено три платежа.

17.01.2011 г. В. приобрел автомобиль, часть денежных средств была получена В. от продажи ранее принадлежавшего ему автомобиля. Часть денежных средств была накоплена истцом и В. в период совместного проживания, часть денежных средств была получена В. по договору займа у Г. Сумма по договору займа была возвращена Г. за счет денежных средств, полученных истцом по кредитному договору.

Решением суда в удовлетворении исковых требований было отказано. Судом апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения.

При разрешении спора суды руководствовались положениями пункта 2 статьи 218, пункта 4 статьи 244, статьи 1112 ГК РФ, статей 33, 34, 36, 37 СК РФ, части 1 статьи 2 Федерального закона от 21.07.1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

Суды пришли к выводу, что Т. не представила доказательств, подтверждающих ее участие в качестве покупателя в договоре купли-продажи квартиры и автомобиля. Заключенными до регистрации брака договорами не предусмотрено поступление квартиры и автомобиля в общую собственность истца и наследодателя. Т. не представлены доказательства, подтверждающие, что в период брака за счет общего имущества супругов или личного имущества Т. были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества. Представленные истцом заказ-наряды на сервисное обслуживание автомобиля и счета-извещения по оплате жилищно-коммунальных услуг данные обстоятельства не подтверждают.

Оспаривание наследниками сделок, заключенных

наследодателем при жизни

В силу норм статьи 1112 ГК РФ в состав наследства не входит отчужденное наследодателем при жизни в пользу третьих лиц имущество.

Закон не предусматривает право наследников оспаривать сделки с имуществом, совершенные наследодателем при жизни. Вместе с тем, поскольку при наследовании имеет место универсальное правопреемство, то есть наследник заменяет наследодателя в правоотношениях по поводу принадлежавшего имущества, следовательно, он обладает теми же правами, что и сам наследодатель, включая право оспаривать сделки. Соответствующая правовая позиция нашла свое отражение в пункте 73 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании».

Оспаривать сделки, совершенные наследодателем при жизни, наследники вправе по общим основаниям, установленным законом для признания сделок недействительными (статьи 168 - 179 ГК РФ).

Сделка, совершенная представителем наследодателя на основании доверенности, действие которой прекращено в связи со смертью наследодателя, может быть признана недействительной в том случае, если представителю и другой стороне по сделке было известно о прекращении действия доверенности на момент совершения сделки.

Ю., А., Л. обратились в суд с исковым заявлением к С., в котором просили установить факт принятия истцами наследства после умершего 14.11.2012 г. Д.; признать недействительным договор купли-продажи жилого дома и земельного участка, заключенного 14.11.2012 г. между Д. (в лице представителя И.) и С., прекратить право собственности С. на земельный участок и жилой дом; признать за истцами право общей долевой собственности на жилой дом и земельный участок.

В обоснование требований истцами указано, что 14.11.2012 г. умер Д., которому при жизни принадлежали на праве собственности жилой дом и земельный участок, истцы являются наследниками первой очереди на спорное имущество.

Истцы в установленный законом срок обратились к нотариусу с заявлением о принятии наследства, им стало известно, что 03.12.2012 г. право собственности на жилой дом и земельный участок было зарегистрировано на основании договора купли-продажи от 14.11.2012 г. за С. От имени наследодателя договор был подписан его представителем по доверенности И.

По мнению истцов, поскольку сделка купли-продажи была совершена в день смерти Д., то полномочия представителя по доверенности были прекращены, и сделка является недействительной в силу закона. Кроме того, Д. не получил от покупателя денежные средства за проданный дом и земельный участок, что также свидетельствует о недействительности сделки.

В ходе рассмотрения дела Л. отказалась от исковых требований к С. о признании недействительным договора купли-продажи жилого дома и земельного участка, прекращении права собственности на земельный участок и признании права собственности на 1/2 долю в праве собственности на жилой дом и земельный участок, производство по делу в указанной части прекращено.

Решением суда исковые требования Ю. и А. были удовлетворены.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции, поскольку судом при принятии решения были неправильно применены нормы, предусмотренные статьей 189 ГК РФ, в соответствии с которой лицо, выдавшее доверенность и впоследствии отменившее ее, обязано известить об отмене лицо, которому доверенность выдана, а также известных ему третьих лиц, для представительства перед которыми дана доверенность. Такая же обязанность возлагается на правопреемников лица, выдавшего доверенность, в случаях ее прекращения по основаниям, предусмотренным в подпунктах 4 и 6 пункта 1 статьи 188 ГК РФ.

Права и обязанности, возникшие в результате действий лица, которому выдана доверенность, до того как это лицо узнало или должно было узнать о ее прекращении, сохраняют силу для выдавшего доверенность и его правопреемников в отношении третьих лиц. Это правило не применяется, если третье лицо знало или должно было знать, что действие доверенности прекратилось.

В ходе судебного разбирательства установлено, что наследодатель являлся собственником жилого дома на основании записи в похозяйственной книге, земельный участок ему был предоставлен на праве постоянного (бессрочного) пользования.

04.06.2012 г. Д. выдал на имя И. доверенность, в которой уполномочил И. оформить и зарегистрировать правоустанавливающие документы на жилой дом и земельный участок, а также заключить договор купли-продажи объектов недвижимости с правом регистрации сделки и перехода права, осуществить государственную регистрацию права на недвижимость, производить необходимые платежи, выполнять другие действия, связанные с данным поручением.

04.10.2013 г. между Д. (в лице его представителя И.) и С. был заключен договор купли-продажи жилого дома и земельного участка, стороны договора пришли к соглашению о цене продаваемой недвижимости в сумме 300000 руб. По условиям договора указанную сумму покупатель полностью выплатил продавцу до подписания настоящего договора. В соответствии с пунктом 10 договора купли-продажи продавец принял в собственность указанную недвижимость (ключи от дома, документы на жилой дом: план, домовую книгу, квитанции об оплате налоговых платежей, расчетные книжки по оплате за пользование электроэнергией, газом).

Договор купли-продажи был подписан представителем продавца И. и покупателем С., сдан в регистрирующий орган для государственной регистрации перехода права собственности на объекты недвижимости.

Уведомлением от 24.10.2012 г. государственная регистрация перехода права собственности была прекращена по заявлению сторон, поскольку в выписке из похозяйственной книги были ошибочно указаны сведения о принадлежности земельного участка другому лицу, что препятствовало регистрации права за Д.

14.11.2012 г. между Д. (в лице его представителя по доверенности И.) и С. был заключен договор купли-продажи жилого дома и земельного участка, который прошел государственную регистрацию, и 03.12.2012 г. С. выданы свидетельства о государственной регистрации права собственности на объект недвижимости. Данный договор содержал условия, аналогичные условиям договора купли-продажи от 04.10.2012 г.

Согласно представленным документам Д. с 28.10.2012 г. находился на обследовании и лечении в клинической больнице, 30.10.2012 г. он самовольно покинул лечебное учреждение, 23.11.2012 г. в лесопосадочной полосе обнаружен его труп. В медицинском свидетельстве о смерти было указано, что датой смерти Д. является 14.11.2012 г.

Суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования, вопреки положениям пунктов 1 и 2 статьи 189 ГК РФ не исследовал вопрос о том, было ли известно представителю по доверенности И. и покупателю С. на момент заключения договора купли-продажи недвижимости о смерти Д. и прекращении действия доверенности.

Для проверки данного обстоятельства в суде апелляционной инстанции был допрошен И., который сообщил, что узнал о смерти Д. только после его похорон - 25.11.2012 г., о том, что 30.10.2012 г. Д. пропал, ему не было известно.

Стороной истца доказательств, подтверждающих, что И. и С. на момент совершения сделки было известно об исчезновении Д. из больницы и о его смерти, не представлено.

С учетом исследованных доказательств суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что права и обязанности, возникшие в результате действий И., совершенных на основании доверенности, до того как он узнал о ее прекращении в связи со смертью Д., сохраняют силу для правопреемников Д. в отношении третьих лиц. И. при заключении сделки действовал в пределах предоставленных ему полномочий, между сторонами было достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, форма договора соответствует требованиям статьи 550 ГК РФ. Выдавая доверенность И., наследодатель выразил свое волеизъявление на отчуждение принадлежащих ему объектов недвижимости.

Апелляционным определением решение суда было отменено в части удовлетворения исковых требований о признании недействительным договора купли-продажи недвижимого имущества, о прекращении права собственности С. на жилой дом и земельный участок, о признании за истцами Ю. и А. права общей долевой собственности на жилой дом и земельный участок. В данной части требований было принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

Сделка по распоряжению имуществом может быть признана недействительной по иску наследника в том случае, если представитель наследодателя не имел полномочий на совершение данной сделки, и данная сделка не была одобрена наследодателем при жизни.

Д. обратилась в суд с исковым заявлением к П. и М., указав, что является наследником первой очереди после смерти своей матери А., которой в апреле 2005 г. было составлено завещание на ее имя. В феврале 2010 г. в рамках программы улучшения жилья наследодателю была предоставлена квартира по договору социального найма. Для проведения приватизации А. была выдана нотариальная доверенность на имя сына П.

В июне 2010 г. у А. вследствие инфаркта головного мозга была парализована правая сторона тела. После приватизации квартиры в апреле 2011 г. П. на основании имеющейся у него доверенности продал по договору купли-продажи квартиру своему сыну М. Истцу о совершенной сделке купли-продажи стало известно только в октябре 2013 г. при обращении к нотариусу с заявлением о принятии наследства.

Д. полагала, что сделка купли-продажи квартиры является ничтожной, не соответствующей требованиям законодательства, поскольку она совершена и подписана лицом, не имевшим полномочий на ее заключение, доверенность выдавалась наследодателем только на заключение договора приватизации и оформление права собственности.

Д. просила суд признать недействительным договор купли-продажи спорной квартиры, применить последствия недействительности ничтожной сделки, включить спорную квартиру в состав наследственного имущества, оставшегося после смерти А., взыскать с ответчиков компенсацию морального вреда в размере 30000 руб., судебные расходы.

Решением суда исковые требования были удовлетворены частично, судом признан недействительным договор купли-продажи спорной квартиры, прекращено право собственности М. на указанную квартиру, применены последствия недействительности сделки, спорная квартира включена в состав наследственного имущества после смерти А., взысканы судебные расходы. В удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда отказано.

Суд первой инстанции при разрешении спора руководствовался положениями пунктов 1 и 2 статьи 183 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 07.02.2011 г. № 4-ФЗ), согласно которым при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку. Последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения.

В ходе судебного разбирательства было установлено, что наследодателем А. 01.03.2010 г. на имя П. была выдана доверенность, в соответствии с которой А. уполномочила П. на совершение действий по заключению договора приватизации квартиры.

П. после подписания договора приватизации и оформления права собственности наследодателя на квартиру, действуя на основании доверенности, распорядился квартирой, заключив с М. сделку купли-продажи квартиры.

Суд первой инстанции пришел к выводу, что П. вышел за пределы выданной ему доверенности, доказательств одобрения сделки со стороны наследодателя А. (в том числе с учетом ее парализации на момент заключения сделки купли-продажи) стороной ответчика представлено не было.

Судебная коллегия согласилась с выводом суда первой инстанции, оставив решение суда без изменения.

Выводы

Анализ судебной практики показал, что суды в большинстве случаев правильно определяют нормы права, подлежащие применению к спорным отношениям, обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения спора.

Вместе с тем имеют место случаи нарушения либо неправильного применения судами норм материального права, регулирующих наследственные правоотношения, которые послужили основаниями для отмены либо изменения судебных актов в апелляционном порядке.

Судами при рассмотрении дел данной категории не всегда единообразно применялись нормы действующего законодательства, содержащиеся в части 3 ГК РФ, не учитывались разъяснения, изложенные в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании».

В целях недопущения подобных нарушений судам необходимо, в первую очередь, надлежащим образом проводить подготовку дел к судебному разбирательству: определять закон, подлежащий применению, характер возникших правоотношений, круг лиц, подлежащих привлечению к участию в деле, предмет и пределы доказывания, разъяснять лицам, участвующим в деле, необходимость представления доказательств в подтверждение заявленных требований и возражений на них. Особое внимание необходимо уделять сбору и оценке доказательств, подтверждающих права наследодателя на наследственное имущество, время и основания возникновения имущественных прав.

Судебная коллегия по гражданским делам

Саратовского областного суда

март 2015 года

опубликовано 14.04.2015 17:09 (МСК), изменено 04.05.2022 07:45 (МСК)




 
 
 

РЕЖИМ РАБОТЫ СУДА
Понедельник9.00 - 18.00
Вторник9.00 - 18.00
Среда9.00 - 18.00
Четверг9.00 - 18.00
Пятница9.00 - 16.45

Перерыв 13.00 - 13.45

СубботаВыходной день
ВоскресеньеВыходной день
В предпраздничные дни
9.00 - 16.45
Государственная пошлина и судебный штраф
Реквизиты платежных документов для оплаты государственной пошлины и оплаты судебного штрафа опубликованы в разделе сайта суда
Справочная информация