Arms
 
развернуть
 
410015, г. Саратов, пр. Энтузиастов, д. 20А
Тел.: (8452) 98-26-08, 98-26-16, 98-26-13 (ф.)
zavodskoi.sar@sudrf.ru
схема проезда
410015, г. Саратов, пр. Энтузиастов, д. 20АТел.: (8452) 98-26-08, 98-26-16, 98-26-13 (ф.)zavodskoi.sar@sudrf.ru




 
 
 

РЕЖИМ РАБОТЫ СУДА
Понедельник9.00 - 18.00
Вторник9.00 - 18.00
Среда9.00 - 18.00
Четверг9.00 - 18.00
Пятница9.00 - 16.45

Перерыв 13.00 - 13.45

СубботаВыходной день
ВоскресеньеВыходной день
В предпраздничные дни
9.00 - 16.45
Государственная пошлина и судебный штраф
Реквизиты платежных документов для оплаты государственной пошлины и оплаты судебного штрафа опубликованы в разделе сайта суда
Справочная информация
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обзор ошибок, допускаемых районными (городскими) судами Саратовской области при рассмотрении споров, вытекающих из жилищных прав граждан

Обзор

ошибок, допускаемых районными (городскими) судами

Саратовской области при рассмотрении споров,

вытекающих из жилищных прав граждан



В соответствии с планом работы Саратовского областного суда изучены дела, рассмотренные судами Саратовской области, по спорам, вытекающим из жилищных прав граждан, в 2013 году и в первом полугодии 2014 года, проведен анализ допускаемых судьями ошибок.

В ст.ст. 7, 17, 18, 19, 25, 40 Конституции РФ закрепляется направленность политики государства на создание условий для достойной жизни и свободного развития человека, в том числе установление приоритетной защиты прав и свобод человека и гражданина, обеспечение неприкосновенности жилища каждого человека, а также недопустимости нарушения или ограничения его жилищных прав.

Как следует из положений ч.ч. 2, 3 ст. 1 ЖК РФ, граждане по своему усмотрению и в своих интересах осуществляют принадлежащие им жилищные права, в том числе распоряжаются ими, при этом они не должны нарушать права, свободы и законные интересы других граждан. Жилищные права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Изучение судебной практики показало, что в основном судами рассматривались дела по спорам, связанным с приватизацией жилых помещений, взысканием платы за жилищно-коммунальные услуги, признанием права пользования жилыми помещениями, прекращением и утратой права пользования жилыми помещениями, выселении из них, а также споры, связанные с признанием жилых помещений аварийными и непригодными для проживания, и другие жилищные споры.

Анализ судебной практики рассмотрения дел по спорам, вытекающим из жилищных прав граждан, свидетельствует о том, что суды в основном правильно определяют закон, подлежащий применению к спорным правоотношениям, руководствуются положениями Конституции РФ, ЖК РФ, Федерального закона от 29декабря2004года № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», Федерального закона от 21 июля 2007 года № 185-ФЗ «ОФонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства», Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 28января 2006 года № 47, учитывают правовые позиции Конституционного СудаРФ, разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного СудаРФ от 02 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», обзоре судебной практики по делам, связанным с обеспечением жилищныхправграждан в случае признания жилого дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 29апреля2014года.

В результате изучения дел указанной категории установлено, что на основании определенного закона, подлежащего применению, с учетом всех юридически значимых обстоятельств, подлежащих доказыванию, судами правильно разрешаются споры о выселении из служебных помещений, об устранении препятствий в пользовании жилыми помещениями, о выселении с предоставлением другого жилого помещения, связанные с приватизацией жилья.

Вместе с тем на основании проведенного анализа рассмотренных судами Саратовской области дел были выявлены категории споров, по которым наиболее часто допускаются ошибки, что приводит к нарушению жилищных прав граждан, а также права на своевременное и справедливое судопроизводство.



Споры, связанные с утратой и прекращением права пользования жилыми помещениями


Согласно ст. 71 ЖК РФ временное отсутствие нанимателя жилого помещения по договору социального найма, кого-либо из проживающих совместно с ним членов его семьи или всех этих граждан не влечет за собой изменение их прав и обязанностей по договору социального найма.

В соответствии с ч. 3 ст. 83 ЖК РФ в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма считается расторгнутым со дня выезда.

Согласно разъяснениям, данным в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 02 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», судам следует учитывать, что при временном отсутствии собственника (нанимателя) жилого помещения и (или) членов его семьи, включая бывших членов семьи, за ними сохраняются все права и обязанности, в том числе и право пользования жилым помещением. В случаях, если отсутствие в жилом помещении указанных лиц не носит временного характера, то заинтересованные лица вправе потребовать в судебном порядке признания их утратившими право на жилое помещение в связи с выездом в другое место жительства.

Разрешая споры о признании нанимателя, члена семьи нанимателя или бывшего члена семьи нанимателя жилого помещения утратившими право пользования жилым помещением по договору социального найма вследствие их постоянного отсутствия в жилом помещении по причине выезда из него, судам надлежит выяснять: по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд из жилого помещения вынужденный характер (конфликтные отношения в семье, расторжение брака) или добровольный; временный (работа, обучение, лечение и т.п.) или постоянный (вывез свои вещи, переехал в другой населенный пункт, вступил в новый брак и проживает с новой семьей в другом жилом помещении и т.п.); не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещением со стороны других лиц, проживающих в нем; приобрел ли ответчик право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства; исполняет ли он обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг и др.

При установлении судом обстоятельств, свидетельствующих о добровольном выезде ответчика из жилого помещения в другое место жительства и об отсутствии препятствий в пользовании жилым помещением, а также о его отказе в одностороннем порядке от прав и обязанностей в отношении жилого помещения, иск о признании его утратившим право на жилое помещение подлежит удовлетворению.

Отсутствие у гражданина, добровольно выехавшего из жилого помещения в другое место жительства, в новом месте жительства права пользования жилым помещением по договору социального найма или права собственности на жилое помещение само по себе не может являться основанием для признания отсутствия этого гражданина в спорном жилом помещении временным, поскольку согласно ч.2ст. 1 ЖК РФ граждане по своему усмотрению и в своих интересах осуществляют принадлежащие им жилищные права.

Однако судами Саратовской области нередко допускаются ошибки при рассмотрении дел указанной категории.

Решением Марксовского городского суда Саратовской области от 27февраля 2013 года были удовлетворены исковые требования П.И.Н. к П.Р.А. о признании утратившим право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета, в удовлетворении встречного иска П.Р.А. к П.И.Н. об устранении препятствий в пользовании жилым помещением отказано.

В обоснование заявленных требований П.И.Н. указывала, что ответчик не проживает в спорной квартире с 2005 года, вывез все свои личные вещи и документы, оплату коммунальных услуг не производит, содержанием и ремонтом квартиры не занимается, имеет другое постоянное место жительства в г. Балаково и другую семью.

При рассмотрении дела судом установлено, что спорная квартира была предоставлена П.Р.А. по ордеру от «дата» на состав семьи из трех человек, включая жену П.И.Н. и П.Д.Р.

На основании договора социального найма от «дата» нанимателем квартиры является П.И.Н.

Ответчик включен в список постоянно проживающих с нанимателем членов ее семьи и зарегистрирован в спорном жилом помещении.

В «дата» брак между П.И.Н. и П.Р.А. расторгнут.

Удовлетворяя исковые требования П.И.Н. о признании П.Р.А. утратившим право пользования жилым помещением, суд первой инстанции исходил из того, что ответчик не проживал в спорном жилом помещении длительное время, выезд ответчика из спорного жилого помещения носил добровольный характер, а также из того, что ответчик не несет бремя содержания жилого помещения и расходов по оплате коммунальных услуг, то есть добровольно отказался в одностороннем порядке от прав и обязанностей по договору социального найма спорного жилого помещения.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от «дата» решение суда было отменено в части удовлетворения исковых требований П.И.Н. в связи с недоказанностью установленных судом обстоятельств, имеющих значение для дела, и несоответствием выводов суда обстоятельствам дела. По делу в данной части принято новое решение об отказе в удовлетворении первоначального иска.

Отменяя решение суда в указанной части, судебная коллегия указала, что согласно материалам дела отсутствие ответчика в спорном жилом помещении сначала носило временный характер, связанный с изменением места работы, впоследствии вынужденный – в связи с расторжением брака с истцом и вступлением в новый брак; другого жилого помещения, предназначенного для постоянного проживания, ни в собственности, ни в пользовании ответчик не имеет.

Кроме того, истцом вопреки положениям ст. 56 ГПК РФ не представлены доказательства, подтверждающие отсутствие в спорной квартире вещей П.Р.А., отказа ответчика от оплаты жилищно-коммунальных услуг и от своих прав в отношении спорного жилого помещения.


Решением Энгельсского районного суда Саратовской области от «дата» Ю.Е.А., действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетней Ю.А.О., отказано в иске к Ю.Ю.А., действующему в своих интересах и интересах Ю.М.Ю., о признании утратившим право пользования жилым помещении, об отсутствии права пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета.

Судом первой инстанции было установлено, что спорное жилое помещение было предоставлено Ю.А.П. на основании ордера от «дата» на состав семьи из трех человек, включая супругу Ю.З.А., Ю.Ю.А.

Ю.А.П. и Ю.З.А. умерли в «дата». Дочь Ю.А.П. и Ю.З.А. – Ю.Е.А. зарегистрирована в данном жилом помещении с «дата» и проживает в нем со своей дочерью ЮА.О. Кроме них в указанном жилом помещении в настоящее время зарегистрированы: Ю.Ю.А. и Ю.М.Ю., который в спорную квартиру никогда не вселялся.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о признании у Ю.Ю.А. утраты права пользования спорным жилым помещением, суд первой инстанции исходил из того, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих добровольность выезда ответчика Ю.Ю.А. из жилого помещения в другое место жительства, отсутствие препятствий ему в пользовании жилым помещением, а также доказательств отказа ответчика в одностороннем порядке от прав и обязанностей по договору социального найма.

Вместе с тем вопреки выводам суда из материалов дела следует, что ответчик Ю.Ю.А. добровольно 15 лет назад выехал из спорного жилого помещения и, имея реальную возможность проживать в нем, своим правом не воспользовался, прекратил выполнять обязательства по договору социального найма жилого помещения и имеет в собственности другое жилое помещение. В суде первой инстанции Ю.Ю.А., подтверждая названные обстоятельства, указывал, что после вступления в брак в «дата» он с супругой стал проживать на съемной квартире, с «дата» они стали жить в жилом помещении, доставшемся супруге по наследству, а в «дата» приобрели на праве собственности двухкомнатную квартиру в городе Энгельсе. Препятствий в пользовании квартирой ему никто не чинил, оплату за жилое помещение он не производил. В обоснование возражений на иск ответчик указывал на желание сохранить только регистрацию в спорной квартире.

При таких обстоятельствах, поскольку судом не были применены положения ст. 83 ЖК РФ и выводы не соответствовали фактическим обстоятельствам дела, апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 12 августа 2014 года решение суда отменено в части отказа в удовлетворении исковых требований о признании Ю.Ю.А. утратившим право пользования жилым помещением и об отсутствии у Ю.М.Ю. права пользования жилым помещением, снятии указанных лиц с регистрационного учета и принято новое решение об удовлетворении иска.

По аналогичным основаниям было отменено решение Пугачевского районного суда Саратовской области от 19 февраля 2013 года об отказе в удовлетворении иска Б.А.Ж. к Б.Е.У. о признании утратившим право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета.


Судами допускаются также ошибки при рассмотрении дел о прекращении права пользования жилым помещением.

Так, решением Саратовского районного суда Саратовской области от 25марта2013 года удовлетворены исковые требования ОАО к М.В.И. о прекращении права пользования жилым помещением. В обоснование заявленных требований истец указывал, что на его балансе состоит спорная квартира, в которой зарегистрирован ответчик М.В.И., не проживающий в ней более 7 лет и не оплачивающий коммунальные услуги.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что ответчик в 2006 году в добровольном порядке выехал из квартиры, не исполнял обязанности нанимателя жилого помещения, не принимал мер к содержанию и сохранности жилья, доказательств в опровержение заявленного иска не представил.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 25 сентября 2013 года решение суда отменено с принятием нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

Судебная коллегия указала, что вопреки выводам суда и доказательствам по делу непроживание М.В.И. в спорном жилом помещении носило временный характер, связанный с необходимостью ухода за больной матерью супруги. От права пользования спорной квартирой ответчик не отказывался, о чем свидетельствуют проведение им в период с 2007 года по 2013 год работ по замене системы отопления в квартире, установке забора, завозу блоков для строительства, а также обработка ответчиком земельного участка, прилегающего к дому.

Кроме того, судебная коллегия указала на отсутствие нарушения прав истца действиями ответчика, поскольку доказательств наличия у истца какого-либо права на спорное жилое помещение им не представлено.


Согласно ч. 1 ст. 31 ЖК РФ к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи. В случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования им за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи (ч. 4 ст. 31 ЖК РФ).

В силу ст. 56 СК РФ ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов. Защита прав и законных интересов ребенка осуществляется родителями.

В соответствии с п. 2 ст. 20 ГК РФ местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, признается место жительства их законных представителей - родителей, усыновителей или опекунов.

Из указанных правовых норм следует, что несовершеннолетние дети приобретают право на ту жилую площадь, которая определяется им в качестве места жительства соглашением родителей.

Между тем суды при рассмотрении дел об отсутствии права пользования жилым помещением не всегда правильно применяют указанные нормы права, что является основанием для отмены принятых решений.

Так, решением Энгельсского районного суда Саратовской области от 28августа2013 года удовлетворены исковые требования З.В.Т. к З.Д.А., несовершеннолетней З.П.Д., Б.О.Е. об отсутствии у ответчиков права пользования жилым помещением, снятии их с регистрационного учета.

В обоснование заявленных требований З.В.Т. указывал, что на основании свидетельства о праве на наследство по завещанию является собственником доли в праве общей долевой собственности на спорный жилой дом. Сособственниками домовладения являются его брат З.А.Т. и сестра Х.Л.В. В спорном домовладении в настоящее время никто не проживает, однако в нем зарегистрированы сын его брата – З.Д.А., дочь З.Д.А. – З.П.Д. и дочь Х.Л.В. – Б.О.Е., что нарушает права истца, так как возлагает на него дополнительную обязанность по оплате жилищно-коммунальных услуг и препятствует в распоряжении принадлежащим ему имуществом.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 18 февраля 2014 года вышеуказанное решение суда отменено, принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Судебная коллегия указала, что по смыслу положений ст. 31 ЖК РФ собственник жилого помещения вправе требовать выселения лиц, перечисленных в ч. 1 ст. 31 ЖК РФ, если они были вселены им в жилое помещение в качестве членов его семьи и семейные отношения между ними впоследствии были прекращены.

Между тем ответчики З.Д.А. и Б.О.Е. в спорное жилое помещение в качестве члена семьи З.Д.А. не вселялись, а приобрели самостоятельное право пользования жилым помещением.

Устанавливая самостоятельные основания права пользования ответчиками жилым помещением, судебная коллегия исходила из того, что З.Д.А. был вселен и зарегистрирован в жилое помещение в младенческом возрасте по месту постоянного жительства своего отца З.А.Т., который был зарегистрирован в домовладении в период с «дата»1999 года по «дата» 2002 года, а Б.О.Е. в 1999 году в возрасте 21 года, как член семьи собственника З.Т.Т.

Вопреки положениям ст. 56 ГПК РФ истцом не представлено относимых и допустимых доказательств, подтверждающих, что ответчики З.Д.А. и Б.О.Е. не вселялись в спорное домовладение и не проживали в нем, а также доказательств нарушения ответчиками прав истца как собственника принадлежащей ему доли в домовладения.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу, что положения ч. 4 ст. 31 ЖК РФ при рассмотрении данного дела применению не подлежали, а поэтому выводы суда первой инстанции об отсутствии у ответчиков права пользования жилым помещением не основаны на законе.


Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 19 ноября 2013 года было отменено решение Фрунзенского районного суда города Саратова от 19 сентября 2013 года в части удовлетворения исковых требований Н.М.С., З.И.А. к Н.А.В. об отсутствии права пользования жилым помещением, принято новое решение об отказе в удовлетворении иска.

Судом первой инстанции установлено, что ответчик Н.А.В., приходится внучкой нанимателю спорной квартиры – Н.М.С.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что ответчик Н.А.В. не является членом семьи нанимателя Н.М.С., в квартиру не вселялась, совместное хозяйство с истцами не вела, расходы по содержанию жилого помещения не несла, в связи с чем не приобрела права на спорное жилое помещение.

С данными выводами суда первой инстанции судебная коллегия не согласилась, поскольку они основаны на неправильном толковании и применении норм материального права и противоречили установленным судом обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Из анализа положений ст.ст. 55, 65 СК РФ, ч. 1 ст. 70 ЖК РФ, п. 2 ст. 20 ГК РФ следует, что несовершеннолетние дети приобретают право на ту жилую площадь, которая определяется им в качестве места жительства соглашением родителей. Такое соглашение выступает предпосылкой вселения ребенка в конкретное жилое помещение. При этом закон не устанавливает какого-либо срока, по истечении которого то или иное лицо может быть признано вселенным.

Таким образом, проживание ребенка и одного из его родителей в другом жилом помещении не может служить основанием для признания его не приобретшим право пользования жилым помещением, в котором имеет право на жилую площадь один из его родителей.

Из материалов дела следовало, что Н.В.В. (отец Н.А.В.) имеет право пользования спорной квартирой и при регистрации несовершеннолетней Н.А.В. ее мать Н.Ю.Б. не возражала против регистрации ребенка в указанном жилом помещении. То есть родители ребенка определили место его проживания на жилой площади отца в спорной квартире, в связи с чем Н.А.В. приобрела право пользования данной квартирой. Являясь несовершеннолетней, Н.А.В. не могла самостоятельно распоряжаться своими правами, в том числе и правом на вселение и проживание в указанной квартире.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу, что непроживание Н.А.В. в спорном жилом помещении, связанное с проживанием ее матери Н.Ю.Б. в другом жилом помещении, само по себе не может являться основанием для удовлетворения иска об отсутствии у нее права пользования жилым помещением.


Ошибки, допускаемые судами, при разрешении дел по спорам,

возникшим в связи с предоставлением жилого помещения

взамен помещения в доме, признанном аварийным


Порядок предоставления гражданам благоустроенного жилого помещения по договору социального найма в связи с выселением регулируется ст. 89 ЖК РФ.

Жилищные права собственника жилого помещения в многоквартирном доме, признанном аварийным и подлежащим сносу, и не включенном в адресную программу по переселению граждан из аварийного жилищного фонда, реализуются в порядке, предусмотренном ст. 32 ЖК РФ путем выкупа изымаемого жилого помещения. При этом другое жилое помещение взамен изымаемого может быть предоставлено собственнику только при наличии соответствующего соглашения, достигнутого с органом местного самоуправления, и только с зачетом его стоимости в выкупную цену.

Согласно ч. 9 ст. 32 ЖК РФ, если собственник жилого помещения не согласен с решением об изъятии жилого помещения и с ним не достигнуто соглашение о выкупной цене жилого помещения или других условиях его выкупа, то орган государственной власти или орган местного самоуправления, принявшие такое решение, могут обратиться в суд с исковыми требованиями о выкупе жилого помещения.

Как следует из подп. «и» п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», суд не вправе обязать органы государственной власти или местного самоуправления обеспечить собственника изымаемого жилого помещения другим жилым помещением, поскольку из содержания ст. 32 ЖК РФ следует, что на орган государственной власти или орган местного самоуправления, принявшие решение об изъятии жилого помещения, возлагается обязанность лишь по выплате выкупной цены изымаемого жилого помещения.

Вместе с тем в силу п. 3 ст. 2, ст. 16 Федерального закона от 21 июля 2007 года № 185-ФЗ «О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства», если жилой дом, признанный аварийным и подлежащим сносу, включен в региональную адресную программу по переселению граждан из аварийного жилищного фонда, то собственник жилого помещения в таком доме имеет право выбора способов обеспечения его жилищных прав, а именно, на предоставление другого жилого помещения либо его выкуп.

Указанные положения закона не всегда учитываются судами при разрешении споров данной категории.

Так, решением Балаковского районного суда Саратовской области от 13 марта 2014 года по делу № были удовлетворены исковые требования заместителя прокурора города Балаково Саратовской области в интересах К.С.Ю., В.Л.М., Г.Е.А., К.А.А., П.А.П., П.В.П. к администрации Балаковского муниципального района Саратовской области, на ответчика возложена обязанность предоставить истцам в собственность благоустроенные жилые помещения.

При этом суд первой инстанции исходил из того, что жилые помещения, принадлежащие указанным истцам на праве собственности, были в установленном законом порядке признаны непригодными для проживания, иного жилья у них нет, следовательно, истцы имеют право на предоставление им вне очереди жилых помещений в соответствии с положениями ст.ст. 85, 87, 89 ЖК РФ.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 27 августа 2014 года решение суда отменено, принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано.

Принимая новое решение, судебная коллегия указала, что суд не вправе был возлагать на орган местного самоуправления обязательства по обеспечению истцов другим жилым помещением, поскольку они могли реализовать свои жилищные права в порядке, предусмотренном ст. 32 ЖК РФ, т.е. путем выкупа изымаемого жилого помещения. При этом судебная коллегия исходила из того, что дом, в котором проживают истцы, не включен в региональную адресную программу по переселению граждан из аварийного жилищного фонда, решение об изъятии, в том числе путем выкупа, для муниципальных нужд земельного участка, на котором расположен спорный жилой дом, администрацией Балаковского муниципального района Саратовской области не принималось. Какие-либо соглашения между истцами (собственниками квартир) и ответчиком по поводу выкупа и изъятия жилых помещений не заключались.

Аналогичные ошибки были допущены Волжским районным судом г. Саратова по делу по иску С.Н.Р. к администрации муниципального образования «Город Саратов», комитету по управлению имуществом г. Саратова; по делу по иску прокурора Волжского района г. Саратова в интересах К.И.Н. к администрации муниципального образования «Город Саратов», администрации Волжского района муниципального образования «Город Саратов», комитету по управлению имуществом г. Саратова; Октябрьского районного суда г. Саратова по делу по иску прокурора Октябрьского района г. Саратова в интересах И.О.А., Л.Г.В. к администрации Октябрьского района муниципального образования «Город Саратов», администрации муниципального образования «Город Саратов»; Заводского районного суда г.Саратова по делу по иску заместителя прокурора Заводского района г.Саратова в интересах М.Д.В., М.Н.Г. к администрации муниципального образования «Город Саратов», администрации Заводского района муниципального образования «Город Саратов» о предоставлении жилого помещения.

Решения по указанным делам были отменены судом апелляционной инстанции и приняты новые решения, которыми в удовлетворении исковых требований отказано.


В силу ст.ст. 57 и 89 ЖК РФ предоставление гражданам вне очереди другого жилого помещения в связи с признанием занимаемого ими жилого помещения непригодным для проживания носит компенсационный характер, не связано с решением вопроса об улучшении жилищных условий, которые не должны быть ухудшены по сравнению с прежними.

Предоставляемое гражданам в связи с выселением другое жилое помещение по договору социального найма должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в границах данного населенного пункта.

Согласно положениям ст.ст. 15, 16, 42 ЖК РФ в их взаимосвязи с ч. 1 ст. 7 ЖК РФ в общую площадь комнаты, как части коммунальной квартиры, подлежит включению жилая площадь самой комнаты, площадь вспомогательных помещений, которые могут находиться при такой комнате и использоваться исключительно для обслуживания данной комнаты, а также доля площади вспомогательных помещений всей коммунальной квартиры в целом (кухни, туалета, ванной и т.д.), используемых для обслуживания более одной комнаты.

Из разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 02 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» следует, что предоставляемое гражданам по договору социального найма другое жилое помещение должно отвечать требованиям ст. 89 ЖК РФ: оно должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в черте данного населенного пункта. Если наниматель и члены его семьи занимали квартиру или комнату (комнаты) в коммунальной квартире, им предоставляется квартира или жилое помещение, состоящее из того же числа комнат в коммунальной квартире.

Решением Октябрьского районного суда г. Саратова от 07 марта 2013 года исковые требования заместителя прокурора Октябрьского района г. Саратова в защиту прав и законных интересов В.Е.С. к администрации муниципального образования «Город Саратов»» о предоставлении жилого помещения были удовлетворены. На ответчика возложена обязанность предоставить В.Е.С. и членам ее семьи по договору социального найма благоустроенное жилое помещение, состоящее из одной комнаты, общей площадью не менее 18 кв.м, в черте города Саратова.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 03 июня 2014 года решение суда изменено в части размера общей площади жилого помещения, предоставляемого В.Е.С. по договору социального найма с возложением на администрацию муниципального образования «Город Саратов» обязанности предоставить В.Е.С. на состав семьи из трех человек, включая В.А.С., В.А.С., по договору социального найма благоустроенное жилое помещение общей площадью не менее 23,59 кв.м, состоящее из одной комнаты, в черте города Саратова.

Основанием для изменения решения суда послужило неправильное применение судом норм материального права (ст.ст. 15, 16, 42, ч. 1 ст. 7 ЖК РФ), выразившееся в том, что судом при определении размера предоставляемого истцу жилого помещения не была учтена площадь подсобных помещений в коммунальной квартире, на которые истец имел право пользования.

Аналогичные ошибки были допущены Октябрьским районным судом г. Саратова по делу по иску прокурора Октябрьского района г. Саратова, действующего в защиту прав и законных интересов Б.И.В., к администрации муниципального образования «Город Саратов», администрации Октябрьского района муниципального образования «Город Саратов» о предоставлении жилого помещения; по иску заместителя прокурора Октябрьского района г. Саратова в защиту прав и законных интересов Б.Л.Р. к администрации Октябрьского района муниципального образования «Город Саратов», администрации муниципального образования «Город Саратов» о понуждении к предоставлению жилого помещения по договору социального найма; Энгельсским районным судом Саратовской области по делу по иску И.Т.Г., действующей в своих интересах и в интересах И.А.Г. и И.Я.В., И.Н.В., Д.Г.М., к администрации Энгельсского муниципального района Саратовской области, администрации муниципального образования города Энгельса о предоставлении жилого помещения.


Ошибки, допускаемые судами по спорам о взыскании платы за жилищно-коммунальные услуги


Согласно ч. 1, пп. 5, 6 ч. 2 ст. 153 ЖК РФ (в редакции Федерального закона от 04 июня 2011 года № 123-ФЗ) граждане и организации обязаны своевременно и полностью вносить плату за жилое помещение и коммунальные услуги. Обязанность по внесению платы за жилое помещение и коммунальные услуги возникает у собственника жилого помещения с момента возникновения права собственности на жилое помещение с учетом правила, установленного ч. 3 ст. 169 настоящего Кодекса; у лица, принявшего от застройщика (лица, обеспечивающего строительство многоквартирного дома) после выдачи ему разрешения на ввод многоквартирного дома в эксплуатацию помещения в данном доме по передаточному акту или иному документу о передаче, с момента такой передачи.

В соответствии с ч. 6 ст. 155 ЖК РФ не являющиеся членами товарищества собственников жилья либо жилищного кооператива или иного специализированного потребительского кооператива собственники помещений в многоквартирном доме, в котором созданы товарищество собственников жилья либо жилищный кооператив или иной специализированный потребительский кооператив, вносят плату за содержание и ремонт общего имущества в многоквартирном доме и плату за коммунальные услуги в соответствии с договорами, заключенными с товариществом собственников жилья либо жилищным кооперативом или иным специализированным потребительским кооперативом, в том числе уплачивают взносы на капитальный ремонт в соответствии со ст. 171 настоящего Кодекса.

Решением Новоузенского районного суда Саратовской области от 01 июля 2013 года в удовлетворении исковых требований ООО к А.В.А. о взыскании задолженности за коммунальные услуги по поставке центрального отопления и по техническому обслуживанию (ремонту и содержанию) общего имущества дома в размере «сумма» руб. коп. отказано.

При этом суд первой инстанции исходил из того, что доказательств предоставления А.В.А., являющемуся собственником нежилого помещения, услуг по ремонту и содержанию общего имущества дома истцом не представлено, договор теплоснабжения между ООО и ответчиком не заключался, доказательств подключения ответчика к сетям теплоснабжения истцом также не представлено.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда данное решение суда отменено и принято новое решение об удовлетворении исковых требований. Основанием для отмены решения явилось неправильное применение норм материального права.

Руководствуясь положениями ст. 30, ч. 3 ст. 31, 39, 153, ч. 1 ст. 154, 158 ЖК РФ, п. 28 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных постановлением Правительства РФ от 13 августа 2006 года № 491, ст.ст. 249, 290, ст.ст. 539, 540 ГК РФ, судебная коллегия указала, что А.В.А., являясь собственником нежилого помещения в многоквартирном доме, должен нести расходы по оплате содержания и ремонта общего имущества многоквартирного дома и оплате коммунальной услуги по отоплению. Отсутствие заключенного в письменной форме договора энергоснабжения не может являться основанием для освобождения от обязательств по оплате потребленной энергии. Доказательств, подтверждающих отсутствие в помещении ответчика системы отопления и ненадлежащего оказания услуг организацией истца, ответчиком не представлено.


Имеются случаи изменения решений судов первой инстанции по искам о взыскании платы за жилищно-коммунальные услуги.

В соответствии с п. 5 ч. 3 ст. 67, ч. 1 ст. 153 ЖК РФ наниматель жилого помещения по договору социального найма обязан своевременно и полностью вносить плату за жилое помещение и коммунальные услуги.

Согласно ч.ч. 1, 2 ст. 69 ЖК РФ к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. Члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма имеют равные с нанимателем права и обязанности. Дееспособные и ограниченные судом в дееспособности члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма несут солидарную с нанимателем ответственность по обязательствам, вытекающим из договора социального найма.

Как установлено ч. 4 ст. 69 ЖК РФ, если гражданин перестал быть членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, но продолжает проживать в занимаемом жилом помещении, за ним сохраняются такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи. Указанный гражданин самостоятельно отвечает по своим обязательствам, вытекающим из соответствующего договора социального найма.

Решением Ленинского районного суда г. Саратова от 18 февраля 2013 года удовлетворены исковые требования ООО к П.В.Л., П.А.В., П.Ю.В. о взыскании задолженности по оплате за жилищно-коммунальные услуги с ответчиков в солидарном порядке.

Принимая указанное решение, суд первой инстанции исходил из того, что ответчики П., проживая в указанной квартире, обязаны своевременно и в полном объеме вносить плату за жилое помещение и коммунальные услуги.

Судебная коллегия не согласилась с выводом суда о солидарном взыскании указанной задолженности с ответчиков, поскольку, исходя из материалов дела, ответчик П.А.В. не является членом семьи П.В.Л., поскольку брак между указанными лицами расторгнут. Совершеннолетний сын ответчиков – П.Ю.В. также не является членом семьи нанимателя, поскольку совместно с ним не проживает, имея временную регистрацию по иному месту жительства.

Поскольку ч. 4 ст. 69 ЖК РФ установлена самостоятельная ответственность бывшего члена семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, судебная коллегия пришла к выводу об изменении решения суда и взыскании задолженности с ответчиков в долевом порядке (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 17 апреля 2013 года).

Имеется случай, когда причиной изменения решения суда первой инстанции послужило неправильное определение судом размера подлежащей взысканию задолженности.

Так, решением Ленинского районного суда г. Саратова от 25 июля 2013 года были удовлетворены исковые требования по иску ООО к Т.Г.А. о взыскании задолженности по оплате за жилищно-коммунальные услуги.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 27 ноября 2013 года решение суда изменено, сумма задолженности снижена, так как суд не учел произведенную ответчиком в день рассмотрения судом первой инстанции дела частичную оплату задолженности.

Другим примером неправильного применения норм материального права является решение Фрунзенского районного суда г. Саратова от 11 февраля 2014 года, которым удовлетворены исковые требования управляющей организации - ТСЖ к А.О.В. о взыскании задолженности по оплате жилья и коммунальных услуг.

В обоснование заявленных требований истец указывал, что недееспособная А.Е.Ю. является собственником жилого помещения, по которому имеется задолженность по оплате жилищно-коммунальных услуг.

Из материалов дела следовало, что А. является опекуном Е. и в соответствии с распоряжением администрации об установлении опеки А. было разрешено расходовать суммы пенсий и пособий и иных социальных выплат на нужды подопечной.

Согласно ч. 1 ст. 26 Федерального закона от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» опекуны несут ответственность по сделкам, совершенным от имени подопечных, в порядке, установленном гражданским законодательством.

В соответствии со ст. 32 ГК РФ опека устанавливается над малолетними, а также над гражданами, признанными судом недееспособными вследствие психического расстройства (п. 1). Опекуны являются представителями подопечных в силу закона и совершают от их имени и в их интересах все необходимые сделки (п. 2).

В то же время, согласно ст.ст. 37, 38 ГК РФ опекун недееспособного лица вправе распоряжаться имуществом подопечного, а также при необходимости принять имущество подопечного в доверительное управление.

Таким образом, законодатель предусмотрел возможность погашения обязательств недееспособного лица за счет его имущества посредством участия в этом опекуна, но не возложил на опекуна обязанность нести ответственность за подопечного за свой счет.

Вместе с тем, удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции не принял во внимание вышеназванные положения закона и необоснованно возложил на опекуна ответственность за своего подопечного по его обязательствам.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 03 июня 2014 года решение суда изменено в части взыскания с А. задолженности по оплате жилья и коммунальных услуг и принято новое решение, которым с А.О.В. за счет средств и имущества Е. в пользу ТСЖ задолженность по оплате жилья и коммунальных услуг.


Ошибки, допускаемые судами по спорам, связанным

с приватизацией жилой площади


В силу ст.ст. 1, 2 Закона РФ от 04 июля 1991 года № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» под приватизацией понимается бесплатная передача гражданам РФ жилых помещений, занимаемых ими в государственном или муниципальном жилищном фонде на условиях договора социального найма.

В соответствии со ст. 4 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» не подлежат приватизации жилые помещения, находящиеся в аварийном состоянии, в общежитиях, в домах закрытых военных городков, а также служебные жилые помещения, за исключением жилищного фонда совхозов и других сельскохозяйственных предприятий, к ним приравненных, и находящийся в сельской местности жилищный фонд стационарных учреждений социальной защиты населения.

Как установлено ст. 18 указанного закона, при переходе государственных или муниципальных предприятий, учреждений в иную форму собственности либо при их ликвидации жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений, должен быть передан в хозяйственное ведение или оперативное управление правопреемников этих предприятий, учреждений (если они определены) либо в ведение органов местного самоуправления поселений в установленном порядке с сохранением всех жилищных прав граждан, в том числе права на приватизацию жилых помещений.

Решением Пугачевского районного суда Саратовской области от 25 декабря 2012 года К.Р.Ф. отказано в удовлетворении исковых требований в части отказа в признании права собственности на жилое помещение в порядке приватизации, поскольку спорное помещение является объектом незавершенного строительства.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 20 марта 2013 года решение в указанной части отменено, принято новое решение об удовлетворении иска.

Судебная коллегия указала, что вывод суда об отказе в иске не соответствовал фактическим обстоятельствам дела, поскольку согласно техническому паспорту спорный объект являлся частью жилого дома, предоставленного истцу в 1992 году ответчиком в недостроенном виде для проживания в связи с трудовыми отношениями, и достраивался за счет средств истца.

В соответствии с материалам дела спорное помещение находилось на балансе ООО как объект незавершенного строительства, государственная регистрация на данный объект недвижимости за ООО не осуществлена, права собственника на данный объект не подтверждены, разрешения на строительство, на ввод в эксплуатацию ООО не выдавались, земельный участок под строительство жилого дома не предоставлялся.

Судебная коллегия указала, что имеющиеся в деле документы свидетельствовали об использовании спорного помещения как жилища в смысле, придаваемом ему ст. 40 Конституции РФ и ст. 3 ЖК РФ, и, поскольку истец имел значительные и длящиеся связи с указанным местом проживания, данное помещение следовало рассматривать как его «жилище» по смыслу ст. 8 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

На основании изложенного судебная коллегия пришла к выводу о том, что истец имеет право на приобретение в собственность спорного жилого помещения в порядке приватизации, поскольку оно построено за счет государственных средств, обстоятельства, препятствующие передаче в порядке приватизации спорного жилого помещения истцу, отсутствуют. Каких-либо доказательств обоснованности и правомерности исключения жилого фонда из состава муниципальной собственности ответчиком не представлено.


Решением Ершовского районного суда Саратовской области от 13 февраля 2014 года удовлетворены исковые требования М.А.В. к М.В.Ю., администрации Ершовского муниципального района Саратовской области о признании договора на приватизацию жилого помещения недействительным, применении последствий недействительности сделки, признании записи в реестре и заявления об отказе от участия в приватизации недействительными.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что М.А.В. отказался от участия в приватизации квартиры вследствие заблуждения относительно последствий недействительности сделки.

Вместе с тем данные выводы суда не соответствовали фактическим обстоятельствам дела.

Так, в материалах дела имелось подписанное М.А.В. заявление, согласно которому он не возражал против приватизации квартиры, от участия в приватизации, а также от своей доли в приватизации указанной квартиры отказался в пользу М.В.Ю. Правовые последствия такого действия ему были разъяснены и понятны.

В суде первой и в суде апелляционной инстанций истец не отрицал, а напротив, подтвердил, что он знал и не возражал о том, что М.В.Ю. приватизирует жилое помещение, что, оформляя отказ от приватизации жилого помещения, он не имел намерений участвовать в приватизации и приобретать жилое помещение в собственность, поскольку рассчитывал на получение денежных средств от продажи спорного жилого помещения.

Таким образом, вопреки выводам суда, отказываясь от приватизации, истец не мог не понимать, что он отказывается от приобретения спорного жилого помещения в собственность в порядке приватизации, соответственно, не станет собственником при приватизации жилого помещения. Спорный отказ от участия в приватизации жилого помещения изложен ясно и доступно, иного толкования существа сделки, чем в нем предусмотрено, не допущено. Доводов, свидетельствующих о том, что М.А.В. заблуждался относительно правовой природы отказа от приватизации, как и доводов и доказательств, свидетельствующих о том, что оформляя спорную сделку, в действительности М.А.В. имел намерение совершить какую-либо иную сделку, а не отказ от приватизации жилого помещения, истцом приведено не было.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований истца и, отменяя решение суда, указала, что лицо, отказавшееся от приватизации жилого помещения, не участвует в приватизации и не становится собственником жилого помещения (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 23 апреля 2014 года).


Ошибки, допускаемые судами по спорам о выселении

без предоставления иного жилья


Как установлено ч. 1 ст. 70 ЖК РФ, наниматель с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, вправе вселить в занимаемое им жилое помещение по договору социального найма своего супруга, своих детей и родителей или с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, и наймодателя – других граждан в качестве проживающих совместно с ним членов своей семьи. Наймодатель может запретить вселение граждан в качестве проживающих совместно с нанимателем членов его семьи в случае, если после их вселения общая площадь соответствующего жилого помещения на одного члена семьи составит менее учетной нормы.

В соответствии со ст. 84 ЖК РФ выселение граждан из жилых помещений, предоставленных по договорам социального найма, производится в судебном порядке, в том числе без предоставления других жилых помещений.

Пунктом 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02 июля 2009 года № 14 разъяснено, что если на вселение лица в жилое помещение не было получено письменного согласия нанимателя и (или) членов семьи нанимателя, а также согласия наймодателя, когда оно необходимо (ч. 1 ст. 70 ЖК РФ), то такое вселение следует рассматривать как незаконное и не порождающее у лица прав члена семьи нанимателя на жилое помещение. В таком случае наймодатель, наниматель и (или) член семьи нанимателя вправе предъявить к вселившемуся лицу требование об устранении нарушений их жилищных прав и восстановлении положения, существовавшего до их нарушения (п. 2 ч. 3 ст. 11 ЖК РФ). При удовлетворении названного требования лицо, незаконно вселившееся в жилое помещение, подлежит выселению без предоставления другого жилого помещения.

Б.Т.Г., действующая в своих интересах и в интересах Б.С.А., обратилась в суд с исковыми требованиями к Т.А.Ф. и его дочери Т.И.А. о признании членами семьи нанимателя, признании права пользования жилым помещением. В обоснование требований указала, что с 1997 года сожительствовала с Т.А.Ф., от которого в 1998 году родила дочь Б.С.А. В конце 1998 года втроем они вселились в спорную квартиру, в которой проживали родители Т.А.Ф. – Т.Ф.А. и Т.Г.Д., с которыми Б.Т.Г. вела совместное хозяйство и имела общий бюджет. После их смерти нанимателем квартиры стал Т.А.Ф., который препятствует истцам в регистрации по месту жительства.

Т.А.Ф., Т.И.А. обратились в суд с встречными исковыми требованиями к Б.Т.Г. о выселении, указав, что она не приобрела права пользования спорным жилым помещением, поскольку членом семьи Т.А.Ф. никогда не являлась, совместного хозяйства с ним не вела, коммунальные услуги за квартиру не оплачивала, каких-либо соглашений о порядке пользования спорным жилым помещением не заключала, добровольно выселиться не желает.

Решением Балаковского районного суда Саратовской области от 07 мая 2013 года Б.Т.Г. и Б.С.А. признаны членами семьи нанимателя, за ними признано право пользования спорной квартирой. В удовлетворении встречного иска о выселении Б.Т.Г. без предоставления другого жилого помещения отказано.

Судом первой инстанции установлено, что после смерти родителей ответчика Т.А.Ф. он стал нанимателем спорной квартиры, в 2013 году с ним был заключен договор социального найма на жилое помещение, в котором Т.И.А. указана в качестве члена его семьи.

Решением суда в 2012 году установлено отцовство Т.А.Ф. в отношении Б.С.А., матерью которой является Б.Т.Г.

Б.Т.Г. и Б.С.А. в спорной квартире не зарегистрированы.

На основании оценки объяснений сторон и показаний свидетелей суд установил, что Б.Т.Г. была вселена в спорное жилое помещение в качестве члена семьи сначала Т.Ф.А. и Т.Г.Д., а впоследствии – Т.А.Ф.

Судебная коллегия пришла к выводу о несоответствии указанных выводов суда фактическим обстоятельствам дела и указала, что стороной истца не были представлены доказательства, подтверждающие наличие письменного согласия нанимателя или наймодателя на ее вселение в спорную квартиру, постоянное совместное проживание в ней с нанимателем Т.А.Ф., ведения истцом и Т.А.Ф. общего хозяйства, наличие между ними семейных отношений, а также доказательства оплаты коммунальных услуг и несения расходов по содержанию жилья истцом также не представлено.

Вопреки выводам суда ответчик Т.А.Ф. отрицал наличие согласия на вселение Б.Т.Г. в спорное жилое помещение в качестве члена семьи, что подтверждалось также предъявлением им требований о выселении Б.Т.Г.

Показания свидетелей, подтвердивших факт вселения и проживания истца в спорной квартире, в совокупности с другими доказательствами оценены судебной коллегией критически, поскольку при отсутствии доказательств вселения в спорное жилое помещение в установленном законом порядке, показания допрошенных свидетелей - соседей о постоянном проживании истца в указанной квартире в течение многих лет достоверно и в достаточной степени не подтверждают факт вселения и проживания Б.Т.Г. в данном жилом помещении в качестве члена семьи нанимателя.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что представленные истцом доказательства не могут являться основанием для признания за Б.Т.Г. права пользования жилым помещением, поскольку факт проживания лица в каком-либо жилом помещении не является единственным и достаточным основанием для приобретения права на жилое помещение, для вселения лица в качестве члена семьи необходимо волеизъявление нанимателя на постоянное проживание лица в качестве члена семьи и наделение указанным правом, а таких доказательств суду не представлено.

При таких обстоятельствах апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 27 августа 2013 года решение суда в части признания Б.Т.Г. членом семьи нанимателя, признания за ней права пользования жилым помещением, а также в части отказа в удовлетворении встречного иска о выселении Б.Т.Г. отменено, в удовлетворении требований Б.Т.Г. отказано, встречный иск удовлетворен.


Решением Советского районного суда Саратовской области от 11 ноября 2013 года удовлетворены исковые требования Г.С.В. к Г.Т.С., Л.Д.А. об отсутствии права пользования жилым помещением, выселении, снятии с регистрационного учета, в удовлетворении встречного иска Г.Т.С., Л.Д.А. к Г.С.В. о признании недействительным договора приватизации, договора дарения, свидетельства о праве на наследство по завещанию отказано.

Как следовало из материалов дела, нанимателем спорной квартиры являлся П.В.С., который вселился в указанное жилое помещение вместе со своей супругой П.М.А. на основании ордера. Ответчик Г.Т.С. - внучка нанимателя была вселена в указанное жилое помещение в 1980 году, а Л.Д.А. (дочь Г.Т.С.) – в 1989 году.

В 2003 году Г.Т.С., Л.Д.А. были сняты с регистрационного учета из спорного жилого помещения в связи с принятием решения суда о признании их безвестно отсутствующими.

Договор на приватизацию жилого помещения был заключен в 2003 году с П.В.С. и П.М.А., поскольку только они были зарегистрированы и проживали в спорной квартире. В дальнейшем квартира перешла в собственность Г.С.В.

Решением Советского районного суда Саратовской области от 19 апреля 2004 года решение суда о признании Г.Т.С. безвестно отсутствующей было

отменено по заявлению Г.Т.С. истцы по встречному иску восстановлены в жилищных правах и вселились в спорное жилое помещение с регистрацией в ней по месту жительства.

Удовлетворяя исковые требования Г.С.В., как единственного собственника спорного жилого помещения, о признании у ответчиков отсутствия права пользования жилым помещением и выселении, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что ответчики по основному иску членами семьи собственника не являлись, следовательно, право пользования жилым помещением у них должно быть прекращено, и они подлежат выселению из спорной квартиры.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 29 января 2014 года решение отменено в части, принято новое решение, которым Г.С.В. в удовлетворении требований отказано.

Проанализировав положения ст. 19 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, ст. 43 ГК РФ и ст.ст. 279, 280 ГПК РФ и установленные обстоятельства, судебная коллегия пришла к выводу, что само по себе решение суда о признании Г.Т.С., Л.Д.А. безвестно отсутствующими, которое явилось основанием для снятия их с регистрационного учета, не лишало указанных лиц права пользования жилым помещением, а, следовательно, и участия в приватизации.

Судебная коллегия указала, что регистрационный учет является административным актом фиксации места жительства или места пребывания гражданина и не порождает прав и обязанностей. Его наличие или отсутствие не подтверждает наличия или отсутствия у лица права пользования жилым помещением, и соответственно, не прекращает его, а при том, что ответчики по основному иску утратившими такое право признаны не были, их право на участие в приватизации должно было учитываться.

Таким образом, при заключении П. договора приватизации спорной квартиры были нарушены права Г.Т.С. и Л.Д.А., поскольку своего согласия на передачу спорной квартиры в собственность они не давали, в приватизации не участвовали, тогда как в спорную квартиру были вселены в качестве членов семьи в период, когда жилое помещение являлась муниципальной собственностью, следовательно, имели равные права и обязанности с нанимателем.

Решением Энгельсского районного суда Саратовской области от 25 декабря 2012 года отказано в удовлетворении исковых требований администрации муниципального образования города Энгельса Саратовской области к П.А.И., П.М.С., П.А.А. об отсутствии права пользования, выселении, встречный иск о признании права пользования жилым помещением, понуждении к заключению договора найма удовлетворен.

Принимая указанное решение, суд первой инстанции исходил из того, что жилое помещение было предоставлено П.А.И. в связи с трудовыми отношениями в Энгельсской КЭЧ на основании протокола указанной организации.

Вместе с тем суд не учел, что названный протокол не являлся основанием для вселения семьи П.А.И. в спорное жилое помещение, поскольку данное жилье было передано в собственность Энгельсского муниципального образования Саратовской области и на балансе Энгельсской КЭЧ в качестве служебного жилья не числилось. Соответственно у Энгельсской КЭЧ отсутствовали полномочия на предоставление спорного жилого помещения П.А.И.

На основании изложенного апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 23 апреля 2013 года решение суда было отменено, принято новое решение, которым первоначальные требования удовлетворены, в удовлетворении встречных требований отказано.

Ошибки, допускаемые судами при рассмотрении дел по спорам о выселении с предоставлением иного жилого помещения


Согласно ст. 86 ЖК РФ если дом, в котором находится жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, подлежит сносу, выселяемым из него гражданам органом государственной власти или органом местного самоуправления, принявшими решение о сносе такого дома, предоставляются другие благоустроенные жилые помещения по договорам социального найма.

При этом предоставляемое гражданам другое жилое помещение по договору социального найма должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в черте данного населенного пункта. Если наниматель и проживающие совместно с ним члены его семьи до выселения занимали квартиру или не менее чем две комнаты, наниматель соответственно имеет право на получение квартиры или на получение жилого помещения, состоящего из того же числа комнат в коммунальной квартире (ч.ч. 1 и 2 ст. 89 ЖК РФ).

Как было сказано выше, предоставление гражданам в связи со сносом дома другого жилого помещения носит компенсационный характер и гарантирует им условия проживания, которые не должны быть ухудшены по сравнению с прежними.

Решением Марксовского городского суда Саратовской области от 19 мая 2014 года удовлетворены исковые требования администрации Марксовского муниципального района Саратовской области к Б.Н.В., Б.А.В., У.В.А., У.М.В. о выселении из жилого помещения с предоставлением благоустроенного жилого помещения по договору социального найма.

Принимая решение о выселении ответчиков из трехкомнатной квартиры, расположенной в доме, признанном аварийным, в другое жилое помещение, представляющее собой двухкомнатную квартиру, суд первой инстанции исходил из того, что общая площадь вновь предоставляемого жилого помещения составляет не менее общей площади ранее занимаемого жилого помещения.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 29 июля 2014 года решение суда отменено и принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований ввиду нарушения норм материального права. Судебная коллегия указала, что предоставленное в связи с переселением из аварийного жилищного фонда другое жилье имеет меньшее количество комнат, чем ранее занимаемое, что значительно ухудшает жилищные условия проживающих с точки зрения потребительских свойств жилого помещения.

Аналогичные ошибки были допущены Фрунзенским районным судом г. Саратова по иску комитета по управлению имуществом г. Саратова к Т.А.В., П.С.В. о выселении из аварийного жилого помещения (решение суда от 24 января 2014 года).

Как следует из анализа рассмотренных судами первой инстанции гражданских дел, основанием для отмены решений судов по спорам о выселении с предоставлением иного жилого помещения являлось неправильное применение судами ст.89 ЖК РФ, регулирующей порядок предоставления жилого помещения по договору социального найма, к правоотношениям о выселении собственников жилых помещений, а также неправильное применение ст. 90 ЖК РФ, регулирующей порядок выселения нанимателя и членов его семьи, которые без уважительных причин не вносят плату за жилье и коммунальные услуги.

Так, решением Октябрьского районного суда г. Саратова от 14 февраля 2014 года по иску комитета по управлению имуществом г. Саратова ответчики Т.Е.К., Т.С.А., Т.Д.С., Л.Н.А., Б.Л.П. были выселены из жилого помещения и вселены в иное жилое помещение, прекращено право общей долевой собственности на ранее занимаемое жилое помещение.

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу об удовлетворении исковых требований, указав, что ответчики реализовали свое право на жилище путем принятия решения об участии в ведомственной целевой программе «Переселение граждан города Саратова из аварийного жилищного фонда в 2011-2012 годах», поэтому подлежат переселению из аварийного жилищного фонда в предоставленное по результатам жеребьевки благоустроенное жилое помещение. Проживание их в доме, признанном аварийным, создает угрозу безопасности их проживания в квартире.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 14 мая 2014 года решение суда отменено, принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано ввиду неправильного применения норм материального права.

Судебная коллегия указала, что к спорным правоотношениям не подлежат применению положения ст.ст. 86, 89 ЖК РФ, поскольку ответчики являются собственниками квартиры в доме, признанном непригодным для проживания. Включение многоквартирного дома в перечень домов, в отношении которых планируется предоставление финансовой поддержки на переселение граждан в рамках ведомственной целевой программы, не исключает обязанности соблюдения при переселении граждан, проживающих в домах, включенных в указанную программу, их прав с учетом положений жилищного законодательства, в частности ст. 32 ЖК РФ. Ответчики как собственники жилого помещения в доме, признанном аварийным и подлежащим сносу, не могли быть лишены права на получение стоимости изымаемого имущества. Поэтому у суда отсутствовали правовые основания для удовлетворения исковых требований в части выселения с предоставлением другого жилого помещения, прекращения права собственности.

Решением Заводского районного суда г. Саратова от 22 марта 2013 года были удовлетворены исковые требования администрации Заводского района муниципального образования «Город Саратов» к П.Т.Н. и П.А.В. о расторжении договора социального найма, снятии с регистрационного учета и выселении с предоставлением другого жилого помещения.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что ответчики являются злостными и систематическими неплательщиками жилищно-коммунальных услуг, доказательств возникновения задолженности в связи с тяжелым материальным положением либо по уважительным причинам не представили.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 17 июля 2013 года указанное решение суда отменено, принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Порядок выселения нанимателя и членов его семьи, которые без уважительных причин не вносят плату за жилье и коммунальные услуги регулируется ст. 90 ЖК РФ.

Поскольку применение такой исключительной меры, как выселение граждан из занимаемого ими жилого помещения, возможно только при наличии объективных данных, свидетельствующих о невозможности исполнения нанимателем жилого помещения своих обязанностей по оплате жилья и коммунальных услуг, именно суд определяет уважительность причин неоплаты жилья и коммунальных услуг, в связи с чем при рассмотрении данной категории дел суду необходимо установить, по каким причинам и в течение какого периода времени нанимателем и членами его семьи не исполнялась обязанность по оплате жилого помещения и коммунальных услуг.

Отменяя решение, судебная коллегия указала, что невнесение ответчиками платы за жилое помещение и коммунальные услуги было вызвано уважительными причинами – тяжелым материальным положением, невозможностью трудоустройства П.Т.Н., наличием заболевания.


Ошибки, допускаемые судами при рассмотрении дел по спорам о признании права пользования жилым помещением


Согласно ч. 1 ст. 70 ЖК РФ наниматель с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, вправе вселить в занимаемое им жилое помещение по договору социального найма своего супруга, своих детей и родителей или с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, и наймодателя – других граждан в качестве проживающих совместно с ним членов своей семьи.

Решая вопрос о возможности признания иных лиц членами семьи нанимателя (например, лица, проживающего совместно с нанимателем без регистрации брака), суду необходимо выяснить, были ли эти лица вселены в жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя или в ином качестве, вели ли они с нанимателем общее хозяйство, в течение какого времени они проживают в жилом помещении, имеют ли они право на другое жилое помещение и не утрачено ли ими такое право (п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации»).

Решением Татищевского районного суда Саратовской области от 19 декабря 2013 года К.Н.С. отказано в удовлетворении исковых требований к администрации городского округа ЗАТО Светлый Саратовской области о признании права пользования жилым помещением и понуждении заключить договор социального найма.

При этом суд первой инстанции исходил из того, что К.Ю.А., заключив договор социального найма жилого помещения после вступления в брак с К.Н.С., письменного согласия на регистрацию супруги по месту жительства не давал, в связи с чем истец не приобрел право пользования спорной квартирой.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 26 февраля 2014 года решение суда отменено ввиду неправильного применения норм материального права, несоответствия выводов суда обстоятельствам дела, принято новое решение, которым исковые требования К.Н.С. удовлетворены.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала, что К.Н.С. была вселена в спорное жилое помещение на правах члена семьи К.Ю.А., проживала в указанном жилом помещении, несла бремя расходов на содержание жилья и оплату коммунальных платежей. При этом отсутствие регистрации К.Н.С. по месту жительства не свидетельствовало об ее отказе от права пользования спорным жилым помещением и не являлось основанием для отказа в удовлетворении ее исковых требований.

Решением Энгельсского районного суда Саратовской области от 17 сентября 2013 года удовлетворены исковые требования Е.О.О. к администрации муниципального образования город Энгельс Саратовской области о признании членом семьи нанимателя, признании права пользования жилым помещением, в удовлетворении встречного иска администрации муниципального образования город Энгельс Саратовской области к Е.О.О. об отсутствии права пользования жилым помещением, выселении отказано.

Принимая указанное решение, суд первой инстанции исходил из того, что Е.О.О., являясь племянницей М.М.В. - супруга нанимателя спорного жилого помещения М.С.Ч., после смерти М.М.В. вселилась в квартиру в качестве члена семьи нанимателя М.С.Ч., вела с ней общее хозяйство, ухаживала за последней, проживала и продолжает проживать в квартире и после смерти М.С.Ч., а потому приобрела право пользования указанной квартирой в установленном законом порядке.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 21 января 2014 года решение суда отменено, принято новое решение, которым Е.О.О. в удовлетворении исковых требований отказано, встречные исковые требования администрации муниципального образования город Энгельс Саратовской области удовлетворены.

Судебная коллегия пришла к выводу, что доказательств, отвечающих принципам относимости, допустимости и достаточности, подтверждающих вселение Еременко О.О. в квартиру с соблюдением требований ч. 1 ст. 70 ЖК РФ, наличие согласия наймодателя на вселение Е.О.О., а также доказательств, свидетельствующих о том, что М.С.Ч. обращалась к наймодателю спорного жилого помещения с заявлением о регистрации Е.О.О. в спорной квартире, как члена своей семьи, истцом не представлено. Судом не был принят во внимание тот факт, что допрошенные свидетели (подруга и родной брат истца) могли быть заинтересованы в исходе дела, а показания иных свидетелей не подтверждают факт вселения истца в качестве члена семьи нанимателя. Кроме того, судом не была дана оценка тому обстоятельству, что истец имеет регистрацию в ином жилом помещении, право пользования им не утратила, имеет в собственности доли в двух других жилых помещениях. Сам факт проживания Е.О.О. в спорной квартире не свидетельствует о наличии оснований для возникновения у нее права пользования.



Ошибки, допускаемые судами при рассмотрении дел по спорам об улучшении жилищных условий


В силу ст. 51 ЖК РФ гражданами, нуждающимися в жилых помещениях признаются, в том числе, являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения и обеспеченные общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее учетной нормы.

В соответствии с положениями ст. 52 ЖК РФ принятие на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях осуществляется органом местного самоуправления на основании заявлений данных граждан, поданных ими в указанный орган по месту своего жительства.

Решением Кировского районного суда г. Саратова от 02 сентября 2013 года отказано в иске заместителя прокурора Октябрьского района г. Саратова, поданного в защиту прав и законных интересов К.Г.А.о., к министерству строительства и жилищно-коммунального хозяйства Саратовской области о признании отказа в предоставлении выплаты на строительство или приобретение жилого помещения незаконным, возложении обязанности предоставить выплату на строительство или приобретение жилого помещения.

Отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований, суд первой инстанции указал, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих факт его нуждаемости в улучшении жилищных условий.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 03 декабря 2013 года решение суда отменено ввиду неправильного применения норм материального права, принято новое решение, которым исковые требования удовлетворены.

Судебная коллегия исходила из того, что К.Г.А. с 19 сентября 1995 года состоит на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий, основанием для которого послужили неблагоустроенность жилого помещения, отсутствие в нем удобств. До 2012 года К.Г.А. был включен в списки инвалидов и ветеранов боевых действий, ежегодно направляемых в министерство строительства и ЖКХ Саратовской области для постановки его на учет для предоставлении субсидии на приобретение жилого помещения. 11 июля 2012 года министерство строительства и ЖКХ Саратовской области сообщило К.Г.А. об отсутствии оснований для предоставления ему социальной выплаты на строительство (приобретение) жилого помещения ввиду обеспеченности общей площадью жилого помещения более учетной нормы.

Судебная коллегия признала данный отказ ответчика незаконным, поскольку он противоречит требованиям ч. 2 ст. 6 Федерального закона «О введении в действие Жилищного Кодекса Российской Федерации» от 29 декабря 2004 года, согласно которым граждане, принятые на учет до 01 марта 2005 года в целях последующего предоставления им жилых помещений по договорам социального найма, сохраняют право состоять на данном учете до получения ими жилых помещений по договорам социального найма. Указанные граждане снимаются с данного учета по основаниям, предусмотренным п.п. 3 – 6 ч. 1 ст. 56 ЖК РФ, а также в случае утраты ими оснований, которые до введения в действие ЖК РФ давали им право на получение жилых помещений по договорам социального найма. Поскольку К.Г.А. принят на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий до 01 января 2005 года и обеспеченность жилой площадью ниже учетной нормы не являлось основанием для постановки его на учет, судебная коллегия пришла к выводу об удовлетворении заявленных требований.


Решением Кировского районного суда города Саратова от 18 марта 2014 года П.А.С. отказано в удовлетворении исковых требований к министерству строительства и ЖКХ Саратовской области о признании незаконным решения об отказе в постановке на жилищный учет и выдаче справки о признании нуждающимся в получении компенсации за счет средств областного бюджета.

В обоснование заявленных требований П.А.С. указывал, что отказ ответчика в постановке на жилищный учёт по тому основанию, что его семья является собственниками жилых помещений общей площадью 81,2 кв.м и обеспеченность на одного члена семьи более учётной нормы является незаконным, поскольку ответчик неправомерно признал принадлежащий истцу дачный домик общей площадью 42 кв.м, расположенный в - СНТ, жилым и произвёл суммирование площади этого домика с жилой площадью квартиры в многоквартирном доме.

Отказывая в иске, суд первой инстанции указал, что оспариваемый отказ ответчика соответствует требованиям закона.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 26 июня 2014 года решение суда отменено, принято новое решение, которым исковые требования П.А.С. удовлетворены.

Судебная коллегия указала, что принадлежащий П.А.С. дачный дом не должен учитываться при определении обеспеченности общей площадью жилого помещения на одного члена семьи истца, поскольку данный дом не расположен в жилой зоне, не отвечает требованиям, предъявляемым законом к жилому помещению, и, несмотря на отражение его в правоустанавливающих документах как жилого строения, по смыслу действующего законодательства не является жилым помещением. Таким образом, обеспеченность общей площадью жилого помещения на одного члена семьи истца, исходя из площади принадлежащей ему квартиры, составит 9,8 кв.м, что менее учетной нормы, установленной ст. 7.2 Закона Саратовской области от 05 марта 2003 года № 14-ЗСО «Об ипотечном жилищном кредитовании».


Как следует из ст. 53 ЖК РФ, ч. 5 ст. 1.1 Закона Саратовской области от 02 июля 2009 года № 85-ЗСО «О мерах социальной поддержки по обеспечению жилыми помещениями ветеранов Великой Отечественной войны 1941-1945 годов» граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий.

Решением Красноармейского городского суда Саратовской области от 16 апреля 2013 года Т.А.М. отказано в удовлетворении исковых требований к министерству строительства и жилищно-коммунального хозяйства Саратовской области, администрации Красноармейского муниципального района Саратовской области о возложении обязанности поставить на учет, как вдову участника и инвалида Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, для получения жилья.

Суд первой инстанции исходил из того, что Т.А.М., заключив договор купли-продажи жилого дома, принадлежащего ей на праве собственности, умышленно ухудшила свои жилищные условия с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающейся в жилом помещении.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 24 июля 2013 года решение суда отменено, поскольку действия Т.А.М., направленные на ухудшение жилищных условий, не установлены. Продажа Т.А.М. жилого дома, принадлежащего ей на праве собственности и являющегося ее предыдущим местом жительства, была вынужденной. Престарелый возраст Т.А.М. (86 лет) свидетельствует о нуждаемости в постороннем уходе, так как самостоятельно проживать одна в жилом доме с частичными удобствами и содержать его, истец не могла.


Решением Кировского районного суда города Саратова от 27 августа 2013 года В.М.М. отказано в удовлетворении исковых требований к министерству строительства и жилищно-коммунального хозяйства Саратовской области о признании незаконным отказа в признании нуждающейся в улучшении жилищных условий, постановке на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий, понуждении к постановке на учет для получения социальной поддержки в форме предоставления социальной выплаты на приобретение (строительство) жилого помещения.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции пришёл к выводу о том, что умерший супруг В.М.М. принимал участие в войне с Японией в период с августа по сентябрь 1945 года, при этом доказательств, подтверждающих факт прохождения В.А.Т. военной службы в составе действующей армии в период Великой отечественной войны 1941-1945 годов, суду не представлено. Вдовы ветеранов, принимавших участие в войне с Японией, не приравнены к вдовам участников Великой Отечественной войны и не подлежат обеспечению жильём.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 10 декабря 2013 года решение суда отменено ввиду неправильного применения норм материального права и несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, принято новое решение, которым исковые требования В.М.М. удовлетворены.

Судебная коллегия указала, что из буквального содержания Указа Президента РФ от 07 мая 2008 года № 714 «Об обеспечении жильем ветеранов Великой Отечественной войны 1941-1945 годов» следует, что его действие распространяется на ветеранов Великой Отечественной войны и членов их семей, к каковым относятся вдовы, при наличии двух условий: нуждаемость в улучшении жилищных условий; наличие права на соответствующую меру социальной поддержки по обеспечению жильем по Федеральному закону от 12 января 1995 года № 5-ФЗ «О ветеранах».

Вопреки выводам суда из материалов дела следовало, что В.А.Т. проходил службу в составе действующей армии; В.М.М., как член семьи умершего участника Великой Отечественной войны, в соответствии с названным Указом Президента РФ имеет право на получение такой социальной поддержки как обеспечение жильем, поскольку нуждается в улучшении жилищных условий.


Согласно ч. 1 ст. 109.1 ЖК РФ предоставление жилых помещений детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по договорам найма специализированных жилых помещений осуществляется в соответствии с законодательством РФ и законодательством субъектов РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (в редакции, действовавшей до 01 января 2013 года) дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), не имеющие закрепленного жилого помещения, после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил РФ, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, обеспечивались органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм.

В силу п. 5 ч. 2 ст. 1 Закона Саратовской области от 28 апреля 2005 года № 39-ЗСО «О предоставлении жилых помещений в Саратовской области» (в редакции, действующей на момент возникновения спорных правоотношений) жилые помещения по договору специализированного жилого помещения из специализированного государственного жилищного фонда области предоставляются, в том числе, детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которые не являются нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений, а также детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которые являются нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений, в случае, если их проживание в ранее занимаемых жилых помещениях по основаниям, установленным в соответствии с федеральным законодательством соответствующим законом области, признается невозможным.

Обеспечение жилыми помещениями граждан, указанных в п. 5 ч. 2 настоящей статьи, осуществляется в соответствии с Законом Саратовской области «Об обеспечении дополнительных гарантий прав на имущество и жилое помещение детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в Саратовской области».

П.А.П. обратилась с иском к министерству строительства и ЖКХ Саратовской области о предоставлении жилого помещения по договору найма специализированного жилого помещения на состав семьи из двух человек, ссылаясь на то, что относится к категории лиц из числа детей, оставшихся без попечения родителей. Распоряжением министерства строительства и ЖКХ Саратовской области от 20 августа 2009 года была принята на жилищный учет в качестве нуждающейся в предоставлении жилого помещения по договору социального найма из государственного жилищного фонда области. Имея право на предоставление вне очереди жилого помещения, до настоящего времени им не обеспечена.

Решением Кировского районного суда г. Саратова от 23 июля 2013 года П.А.П. отказано в удовлетворении исковых требований по тем основаниям, что права истца не нарушены, поскольку после принятия П.А.П. 20 августа 2009 года на жилищный учет в качестве нуждающейся в получении жилого помещения по договору социального найма за ней сохраняется право на обеспечение благоустроенным жилым помещением из специализированного государственного жилищного фонда области по договору найма специализированного жилого помещения.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 29 октября 2013 года решение суда отменено, принято новое решение, которым исковые требования удовлетворены. На министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства Саратовской области возложена обязанность предоставить П.А.П. благоустроенное жилое помещение из специализированного жилого фонда по договору найма специализированного жилого помещения. В остальной части иска отказано.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала, что нахождение П.А.П. в списках нуждающихся, который составляется ответчиком, нельзя расценивать как отсутствие нарушения прав указанной категории лиц, поскольку их право на обеспечение жилыми помещениями, как на момент достижения возраста 18 лет, так и на момент обращения в суд, не реализовано, жилое помещение не получено.

Требования П.А.П. о предоставлении жилого помещения по договору найма специализированного жилого фонда области на состав семьи, состоящей из двух человек (П.А.П. и ее дочери), оставлены без удовлетворения, поскольку льгота по обеспечению истца жилым помещением по договору найма специализированного жилого фонда распространяется только на детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, то есть только на П.А.П.


Ошибки, допускаемые судами при рассмотрении

иных жилищных споров


Согласно ст. 210 ГК РФ собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

В соответствии со ст. 16 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» приватизация занимаемых гражданами жилых помещений в домах, требующих капитального ремонта, осуществляется в соответствии с настоящим Законом. При этом за бывшим наймодателем сохраняется обязанность производить капитальный ремонт дома в соответствии с нормами содержания, эксплуатации и ремонта жилищного фонда.

Из системного толкования приведенных выше норм права следует, что за гражданами сохраняется не только право на приватизацию жилых помещений, но и право требовать проведения капитального ремонта от бывшего наймодателя при приватизации жилых помещений в домах, которые на момент приватизации требовали проведения такого ремонта, но данная обязанность исполнена не была. Обязательство по проведению последующих капитальных ремонтов лежит на собственниках жилых помещений, в том числе, на гражданах, приватизировавших жилые помещения, только после исполнения бывшим наймодателем обязанности по капитальному ремонту жилых помещений, а также общего имущества в многоквартирном доме.

Между тем суды не всегда правильно применяют вышеназванные нормы права, что является основанием для отмены решения суда.

Так, решением Новоузенского районного суда Саратовской области от 17 декабря 2013 года удовлетворены исковые требования М.Л.Э. к администрации муниципального образования г. Новоузенск Саратовской области, администрации Новоузенского муниципального района Саратовской области о возложении обязанности проведения капитального ремонта жилого помещения. На ответчиков возложена обязанность произвести капитальный ремонт квартиры истца.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции пришел к выводу о необходимости проведения в жилом помещении, переданном в собственность М.Л.Э. по договору приватизации, капитального ремонта бывшими наймодателями.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 12 марта 2014 года решение в части понуждения администрации муниципального образования г. Новоузенск Саратовской области произвести капитальный ремонт жилого помещения отменено. В данной части принято новое решение, которым М.Л.Э. в удовлетворении указанных требований отказано. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала на то, что 27 декабря 2012 года между администрацией муниципального образования г. Новоузенск и администрацией Новоузенского муниципального района подписано соглашение о передаче от поселения муниципальному району полномочий по содержанию муниципального жилищного фонда, по владению, пользованию и распоряжению имуществом, находящимся в муниципальной собственности. Таким образом, лицом, ответственным за обслуживание жилищного фонда, принадлежащего администрации муниципального образования г. Новоузенск, является администрация Новоузенского муниципального района Саратовской области как наймодатель жилых помещений муниципального жилищного фонда, и на которую в соответствии с положениями ст. 16 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» должна быть возложена обязанность по проведению ремонта в квартире, переданной в собственность М.Л.Э. по договору приватизации.


Из содержания п. 1 ст. 290 ГК РФ, ч. 1 ст. 36 ЖК РФ следует, что оборудование, находящееся в многоквартирном доме, может быть отнесено к общему имуществу только в случае, если оно обслуживает более одного жилого или нежилого помещения.

По смыслу п. 6 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 13 августа 2006 года № 491, во взаимосвязи с подп. «д» п. 2 и п. 5 Правил в состав общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме включаются лишь те обогревающие элементы системы отопления (радиаторы), которые обслуживают более одной квартиры (находятся за пределами квартир на лестничных клетках, в подвалах и т.п.).

Находящиеся в квартирах обогревающие элементы системы отопления (радиаторы), имеющие отключающие устройства, расположенные на ответвлениях от стояков внутридомовой системы отопления, обслуживают только одну квартиру и могут быть демонтированы собственником после получения разрешения на переустройство жилого помещения (ст. 26 ЖК РФ).

В соответствии с ч. 15 ст. 14 Федерального закона от 27 июля 2010 года № 190-ФЗ «О теплоснабжении» запрещается переход на отопление жилых помещений в многоквартирных домах с использованием индивидуальных квартирных источников тепловой энергии, перечень которых определяется правилами подключения к системам теплоснабжения, утвержденными Правительством РФ, при наличии осуществленного в надлежащем порядке подключения к системам теплоснабжения многоквартирных домов, за исключением случаев, определенных схемой теплоснабжения.

Согласно п. 44 Правил подключения к системам теплоснабжения, утвержденных постановлением Правительства РФ от 16 апреля 2012 года № 307, перечень индивидуальных квартирных источников тепловой энергии, которые запрещается использовать для отопления жилых помещений в многоквартирных домах при наличии осуществленного в надлежащем порядке подключения к системам теплоснабжения, за исключением случаев, определенных схемой теплоснабжения, входят источники тепловой энергии, работающие на природном газе, не отвечающие следующим требованиям: наличие закрытой (герметичной) камеры сгорания; наличие автоматики безопасности, обеспечивающей прекращение подачи топлива при прекращении подачи электрической энергии, при неисправности цепей защиты, при погасании пламени горелки, при падении давления теплоносителя ниже предельно допустимого значения, при достижении предельно допустимой температуры теплоносителя, а также при нарушении дымоудаления; температура теплоносителя - до 95 градусов Цельсия; давление теплоносителя - до 1 МПа.

Пунктом 7.3.7 строительных норм и правил «Здания жилые многоквартирные» (СНиП 31-01-2003), принятых и введенных в действие с 01 октября 2003 года постановлением Государственного комитета РФ по строительству и жилищно-коммунальному комплексу от 23 июня 2003 года № 109, также установлено, что в квартирах и встроенных помещениях общественного значения многоквартирных жилых домов, кроме помещений детских и лечебных учреждений, допускается установка индивидуальных систем теплоснабжения с теплогенераторами на природном газе с закрытыми камерами сгорания.

В силу ст. 44 ЖК РФ общее собрание собственников помещений в многоквартирном доме является органом управления многоквартирным домом. К компетенции общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме, в том числе относятся: принятие решений о реконструкции многоквартирного дома, капитальном ремонте общего имущества в многоквартирном доме, об использовании фонда капитального ремонта.

В соответствии со ст. 46 ЖК РФ решения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме по вопросам, поставленным на голосование, предусмотренным пп. 1 - 3.1 ч. 2 ст. 44 ЖК РФ (принимаются большинством не менее двух третей голосов от общего числа голосов собственников помещений в многоквартирном доме (в ред. Федерального закона от 27 сентября 2009 года № 228-ФЗ).

Положениями п. 11 ст. 161 ЖК РФ предусмотрено, что в случае заключения договора управления многоквартирным домом товариществом собственников жилья с управляющей организацией коммунальные услуги собственникам и пользователям помещений в данном доме предоставляются управляющей организацией.

Решением Фрунзенского районного суда города Саратова от 27 декабря 2013 года удовлетворены исковые требования П.Н.С., П.Н.С., П.Л.С. к ООО, ТСЖ-2, ТСЖ, К.А.К. о понуждении к демонтажу самоуправно установленного автономного отопления в жилых помещениях, обеспечении условий для подключения дома к центральному отоплению; понуждении восстановить систему центрального отопления жилого дома, в том числе жилых помещений истцов, восстановить теплоснабжение помещений жилого дома и обеспечить подачу тепла в помещения дома; восстановлении системы центрального отопления жилых помещений; восстановлении теплоснабжения и обеспечения подачи тепла в жилые помещения.

На К.А.К. возложена обязанность по демонтажу автономного отопления, установленного в жилых помещениях, принадлежащих ей на праве собственности, и обеспечению условий для подключения всех помещений дома к центральному отоплению. На ООО, ТСЖ-2, ТСЖ солидарно возложена обязанность восстановить систему центрального отопления жилого дома, восстановить теплоснабжение данного жилого дома и обеспечить подачу тепла в дом.

Принимая указанное решение, суд первой инстанции указал, что переустройство нового вида отопления связано с демонтажем и изменением внутридомовой системы теплоснабжения многоквартирного жилого дома, то есть требует согласия всех его жильцов на основании ч. 3 ст. 36 ЖК РФ, в связи с чем автономное отопление в жилых помещениях, принадлежащих К.А.К., нельзя признать установленным на законных основаниях.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 01 апреля 2014 года решение суда отменено, принято новое решение, которым на ООО возложена обязанность восстановить теплоснабжение и обеспечить подачу тепла в жилое помещение, принадлежащее П.Н.С. на праве собственности, и в жилое помещение, принадлежащее П.Л.С. на основании договора социального найма. В остальной части в удовлетворении исковых требований отказано.

Судебная коллегия указала на отсутствие оснований для удовлетворения исковых требований, предъявленных к К.А.К., поскольку решение о возможности установки автономной системы отопления в помещениях, принадлежащих К.А.К., о реконструкции системы отопления, водоснабжения, водоотведении принято на внеочередном общем собрании собственников многоквартирного дома в соответствии со ст.ст. 44, 46 ЖК РФ с кворумом не менее 2/3 голосов. Решение общего собрания в судебном порядке не оспорено. К.А.К. в установленном законом порядке согласовала проект перепланировки, получила согласование с ОАО на замену газовой печи на котел с закрытой камерой сгорания с подписанием соответствующего акта приемки.

Отменяя решение суда, судебная коллегия исходила также из того, что спорные правоотношения возникли в период управления домом ООО, которое в силу договора от «дата» обязано было восстановить теплоснабжение и обеспечить подачу тепла в жилые помещения истцов.


Из положений ч. 1 ст. 30 ЖК РФ, ст. 288 ГК РФ следует, что собственник жилого помещения осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему на праве собственности жилым помещением в соответствии с его назначением и пределами его использования, которые установлены настоящим Кодексом.

Согласно ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

На основании ст. 247 ГК РФ владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия - в порядке, устанавливаемом судом.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, данными в п. 37 постановления № 6/8 от 01 июля 1996 года, невозможность раздела имущества, находящегося в долевой собственности, в натуре либо выдела из него доли, в том числе и в случае, указанном в ч. 2 п. 4 ст. 252 Кодекса, не исключает права участника общей долевой собственности заявить требование об определении порядка пользования этим имуществом, если этот порядок не установлен соглашением сторон. Разрешая требование об определении порядка пользования имуществом, суд учитывает фактически сложившийся порядок пользования, который может точно не соответствовать долям в праве общей долевой собственности, нуждаемость каждого из собственников в этом имуществе и реальную возможность совместного проживания.

Указанные нормы права не всегда соблюдаются судами при разрешении дел об определении порядка пользования жилыми помещениями.

Так, решением Заводского районного суда города Саратова от 19 февраля 2013 года отказано в удовлетворении исковых требований Ш.С.А. к П.В.Б. об определении порядка пользования жилым помещением.

Отказывая Ш.С.А. в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что порядок пользования жилым помещением между сторонами фактически не сложился, размер жилой комнаты в спорной квартире, которую просит выделить истец, не соответствует его доле в праве общей долевой собственности на квартиру (превышает на 1,5 кв.м), что приводит к нарушению прав ответчика.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 03 июля 2013 года решение суда отменено ввиду нарушения норм материального права, принято новое решение, которым исковые требования удовлетворены.

Отменяя решение, судебная коллегия исходила из того, что между Ш.С.А. и П.В.Б. порядок пользования квартирой не сложился и истец, нуждающийся в жилом помещении, лишен возможности пользоваться им. Превышение размера комнаты на 1,5 кв.м не является нарушением прав ответчика, так как указанное превышение доли является незначительным. Участники долевой собственности имеют право требовать от другого участника долевой собственности компенсацию за пользование имуществом, переданным ему в размере, превышающем его долю.


Выводы.


Проведенный обзор ошибок, допускаемых районными (городскими) судами при рассмотрении споров, вытекающих из жилищных прав граждан, показал, что судами в целом правильно и единообразно применяются нормы действующего законодательства, регулирующие данные правоотношения, в том числе ЖК РФ, Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», Федерального закона «О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства», Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 28 января 2006 года № 47, учитываются правовые позиции Конституционного Суда РФ, разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 02 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», обзоре судебной практики по делам, связанным с обеспечением жилищных прав граждан в случае признания жилого дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 29апреля 2014 года.

Обозначенные в данном обзоре проблемы, возникающие у судов при рассмотрении дел по спорам, вытекающим из жилищных прав граждан, могут быть устранены при условии неукоснительного соблюдения конституционно закрепленных жилищных прав граждан.


Представляется, что результаты проведенного изучения практики помогут судам устранить выявленные недостатки в работе, что, в свою очередь, позволит им не допускать их в дальнейшем.



Судебная коллегия по гражданским

делам Саратовского областного суда

опубликовано 13.04.2015 14:43 (МСК), изменено 30.04.2022 22:54 (МСК)




 
 
 

РЕЖИМ РАБОТЫ СУДА
Понедельник9.00 - 18.00
Вторник9.00 - 18.00
Среда9.00 - 18.00
Четверг9.00 - 18.00
Пятница9.00 - 16.45

Перерыв 13.00 - 13.45

СубботаВыходной день
ВоскресеньеВыходной день
В предпраздничные дни
9.00 - 16.45
Государственная пошлина и судебный штраф
Реквизиты платежных документов для оплаты государственной пошлины и оплаты судебного штрафа опубликованы в разделе сайта суда
Справочная информация